«ДУХОВНЫЕ СМЫСЛЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ: РЕТРОСПЕКЦИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

троица рублев12.jpg

#Музей имени Андрея #Рублева. «Наша национальная идея – это рублевская Троица» // Академик Олег Германович Ульянов представит доклад «Наша национальная идея – это рублевская Троица» на международной научной конференции «ДУХОВНЫЕ СМЫСЛЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ: РЕТРОСПЕКЦИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ» (27-28 ноября 2019 г.) в Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова (РАЖВиЗ): https://www.academia.edu/41075654

Спикер: академик Олег Германович Ульянов (Россия), доктор исторических наук, профессор, заведующий сектором церковной археологии ФГБУК «Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева».

Подробнее о спикере: https://www.famous-scientists.ru/16136

По сообщениям СМИ, 18 ноября 2015 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая на открытии Международной научно-практической конференции «Князь Владимир. Цивилизационный выбор», процитировал нашего уважаемого коллегу проф. Олега Германовича Ульянова, который первым отметил еще в 2005 г., что «в эпоху Сергия Радонежского была найдена наша национальная идея, которую воплотил образ Троицы Андрея Рублева»: http://www.rv.ru/content.php3?id=5835

Как заметил предстоятель РПЦ, «идеал Святой Руси укреплялся и трудами преподобного Сергия, основателя обители Пресвятой Троицы, «игумена земли Русской», подвигом своим послужившим созиданию общенационального единства. Этот идеал был художественно выражен преподобным Андреем Рублевым в иконе Святой Троицы»: http://www.patriarchia.ru/db/text/4275190.html

НАША НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ – ЭТО РУБЛЕВСКАЯ ТРОИЦА:
http://stsl.ru/news/all/nasha-natsionalnaya-ideya-eto-rublevskaya-troitsa

Живоначальная Троица. Andrei Rublev (1340s-1428).
“Philoxenia of Abraham”: the biblical sanctity and the dogmatic icon: https://www.academia.edu/1857640/_Philoxenia_of_Abraham_the_biblical_sanctity_and_the_dogmatic_icon
Прп. Андрей Рублев († 17.10.1428).
Ок. 1402 г.
142 х 114.
Государственная Третьяковская галерея. Инв. 13012.

Андрей Рублев и его Троица. 100 лет открытия: http://www.cultradio.ru/brand/episode/id/57958/episode_id/2214458/

Молчание в красках: http://aquaviva.ru/journal/molchanie_v_kraskakh

Академическая концепция проф. О.Г. Ульянова «Наша национальная идея – это рублевская Троица» уже взята за основу для нескольких докторских диссертаций и части цитируется в научных монографиях и публикациях, см., например:
Комплексное исследование механизмов адаптации византийского искусства в Древней Руси: монография / Г. В. Алексеева [и др.]; Дальневосточный федеральный университет; ред. кол.: Г.В. Алексеева (отв. ред.), И.И. Крыловская. Владивосток: ДВФУ, 2013. 242 с.: ил.
Ложкина Н.А. (Государственный Эрмитаж). Андрей Рублев как художник русского православного возрождения XIV-XV веков // Журнал “Научное мнение”. № 7. СПб., 2014. С. 70-75.

Оригинал взят у expertmus в «ДУХОВНЫЕ СМЫСЛЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ: РЕТРОСПЕКЦИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ»

«Прежде всего, русская идея пронизана троическим умозрением. Духовный центр Руси – Свято-Троицкая Лавра, основанная преподобным Сергием Радонежским. Иконописным выражением русской идеи является икона преподобного Андрея Рублева – Святая Троица. Троические принципы заложены Творцом в основания бытия и, по образу Божию, в основания человеческого бытия.

Из лицезрения таинства единой и неслиянной Божественной Троицы проистекают основополагающие категории русской идеи. Во все времена многие храмы на Руси посвящались Святой Троице. Троическое умозрение лежит в основе русского сознания» (Виктор Аксючиц. Русская идея // Русский мир: О нашей национальной идее. М.: Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2014. С. 14).

http://www.myriobiblos.gr/texts/russian/ulyanov_1.html

http://pravoslavnye.ru/monitoring_smi/2005/08/02/nasha_nacional_naya_ideya_-_e_to_rublevskaya_troica/

http://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/67260/nasha-natsionalnaya-ideya-eto-rublevskaya-troitsa

21 ноября 2012 г. Лев Регельсон высказал высокую оценку проф. О.Г. Ульянова: «Олег Германович Ульянов – лучший специалист по русской иконописи. Обладает удивительной способностью проникновения в дух времени и богословский текст иконы»: https://expertmus.livejournal.com/152280.html

«В сопоставлении с письменными источниками, современными тем или иным иконам, фрескам, книжным миниатюрам, мы можем выявлять очень интересную «скрытую» историческую информацию, которая существенно обогащает наши знания и представления о прошлом.
Гораздо реже историки обращают внимание на связь чтимых икон с духовно-державной идеологией России. Как правило, такие суждения относят к общим характеристикам державного пафоса той или иной эпохи, к «претензиям» Митрополитов и Великих Князей, Царей и Патриархов на тот или иной статус, духовно усваиваемый ими от Палестинского Иерусалима, от Константинополя или Первого Рима. Что же конкретно стоит за этими «претензиями», их духовный смысл, конкретное содержание и их обоснование чаще всего светских историков мало интересует.
Пожалуй, единственным и весьма знаменательным исключением из этого научного «обычая» можно назвать великолепные работы замечательного русского ученого, заведующего Сектором церковной археологии Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Преподобного Андрея Рублева и преподавателя церковной археологии в Свято-Тихоновском Университете Олега Германовича Ульянова – «Наша национальная идея – это Рублевская «Троица»» и «Архангел Михаил – хранитель Святой Троицы», очень кстати опубликованные на «Русской Линии».
А другие церковные историки и светские специалисты по исторической иконографии, хотя и уделяют внимание Богословскому значению тех или иных икон в истории Российской государственности, устраняясь от «политики», стараются особенно не углубляться в идеологические аспекты»: http://ruskline.ru/analitika/2009/12/01/svyatye_klyuchi_russkoj_derzhavy

К числу курьёзов можно отнести потуги молодого ректора «Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова» Ивана Глазунова, унаследовавшего руководство РАЖВиЗ от своего отца, выдвинуть в 2014 г. совершенно другой образ в качестве национальной идеи – не чудотворную икону «Живоначальная Троица» письма прп. Андрея Рублева († 17.10.1428), как было впервые предложено акад. О.Г. Ульяновым в 2005 г., а икону «Благословенно воинство Небесного Царя» времени Царя Ивана Грозного, которую Иван Глазунов именует по привычке советских времен «Церковь воинствующая» (Государственная Третьяковская галерея. Инв. 6141).

В своей книжке «Символ и образ в русском декоративно-прикладном искусстве XVII века» 2014 г. Иван Глазунов ничтоже сумняшеся огорошил следующим пассажем: «Ветхий Завет полностью перевели при Иване Грозном, это и породило новые смыслы и их иконографию. Мне было очень важно и интересно в этой связи изучить одно из самых загадочных и величественных произведений XVI века, икону «Церковь воинствующая». На мой взгляд, это такая, выраженная в иконе, «программа национальной идеи» XVI века. Трактовка иконографии, главные смыслы, заложенные в ней, тесно связаны с образом единорога.

Часто пишут, что на иконе изображено покорение Казани, причем без пояснения изображенных на ней деталей. Ну, в советское время трудно было что-то другое написать. Но я вижу этот сюжет совсем по-другому и в книге своей излагаю, поясняю свою трактовку.

Сейчас стали много говорить об этом: про особый путь, о русской национальной идее, часто вспоминают того же Грозного. Московского царства сейчас нет, Иван Грозный давно стал полумифическим персонажем, очень популярным у разного толка историков, ученых и просто любителей высказаться на тему русской истории.
Но духовный смысл иконы «Церковь воинствующая» современен всегда, и в XVI веке, и нам сегодня как смысл христианской жизни, как суть спасения души, а не только миссии московского царства. Вот в ней, я считаю, были заложены коды национальной идеи… Для меня, например, это и есть наш особый путь. Сошли с этого пути – получили XX век, со всеми чудовищными искажениями смыслов и идей, национальных и исторических связей.

Как увидеть эту икону не замыленным глазом современного человека, рассматривающего экспонат Третьяковской галереи? Но как уметь считать каким-то «третьим глазом» то послание, тот самый код, заложенный в ней для нас в то время, когда строилось наше государство, когда эта национальная идея была в своем чистом концентрированном виде?»: http://yarcenter.ru/articles/politics/braces/ivan-glazunov-o-kode-natsionalnoy-idei-russkikh-simvolakh-i-osobom-puti-74969/

Лишь недостатком образования у действительного члена и члена Президиума РАХ Ивана Глазунова можно объяснить его антинаучные представления, что якобы «Ветхий Завет полностью перевели лишь при Иване Грозном» (?!). Указанная им икона «Благословенно воинство Небесного Царя» именовалась «Церковь воинствующая» лишь в советском искусствознании, которое на словах критикует Иван Глазунов.

На самом деле подлинное название иконы «Благословенно воинство Небесного Царя» происходит от первой строки мученичной стихиры на стиховне пятого гласа на утрени понедельника: «Благословено воинство Небеснаго Царя: аще бо и земнородніи беша Страстотерпцы, но Ангельское достоинство потщашеся достигнути, о телесехъ нерадиша, и страданьми безплотныхъ сподобишася чести. Темже молитвами ихъ Господи, низпосли намъ велію милость».

Стихира выражает идею, что мученики, пострадав за Иисуса Христа и приняв за него смерть, становятся воинами небесного Царя, то есть приравниваются к ангельскому чину. Происхождение названия иконы от данной стихиры было установлено еще в 1963 г.  В. И. Антоновой (Антонова В. И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI – начала XVIII вв. Опыт историко-художественной классификации. Т. 2. М.: Искусство, 1963. С. 128-134).

Прямое указание на сюжет иконы содержит также мученичен 9-й песни утреннего канона среды – «Полк богособран, воинство небесное, собор избранный, святая сень явистеся, вы всехвальнии мученицы Спаса, лукавого грады разрушающе Божественною благодатию».

Название «Благословенно воинство Небесного Царя» икона имеет в описи Успенского собора начала XVII века («Да у царского и места образ „Благословенно воинство небесного царя“ на золоте в киоте, а киот деревянный, обложен оловом…»), затем её названия в описях начинают меняться: «Образ пречистые Богородицы и Грозного Воеводы» (1627 год), «Образ пресвятыя Богородицы да Архангела Михаила с лики святых» (1701 год, место иконы – «позади царского места»).

Изображение на иконе вхождения войска в Небесный Иерусалим точно соответствует тексту послания митрополита Макария, с которым он перед началом Казанского похода обратился к его участникам. В нём воинам, которые умрут на поле брани, он обещает: «по реченному Господню словеси второе мученическое крещение восприимет пролитием своея крови… и восприимет от Господа Бога в тленных место нетленна и небесная и в труда место вхождение вышняго града Иерусалима наследие».

Кстати, войско опричников, учрежденное в 1565 г. по образцу монашеского ордена, который подчинялся непосредственно самому Ивану Грозному, также именовали «воинством Небесного Царя»! Выходит, Иван Глазунов предложил в качестве национальной идеи этот весьма спорный исторический пример.

Об этом не утихают споры и в блогосфере – Обзор и критика современной идеологии в свете русской идеи: http://kcherepanov.livejournal.com/85481.html

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева. Эксперты приводят в пример воцерковлённое сообщество – сообщество Музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва: http://rublev-museum.livejournal.com/392705.html

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

#МузейРублева #МузейАндреяРублева #музей_имени_Рублева #Рублев #АндрейРублёв #rublevmuseum #andreyrublev #andreirublev #andronikovmonastery

Музей имени Андрея Рублева

@ Музей Андрея Рублева

XXII Всероссийская научная сессия византинистов РФ

25-27 сентября 2019 г. в Екатеринбурге на базе Уральского федерального университета состоится XXII Всероссийская научная сессия византинистов РФ «Византийское “содружество”: традиции и смена парадигм», организуемая кафедрой истории древнего мира и средних веков УрФУ совместно с Национальным Комитетом византинистов РФ (Москва). Этот научный форум соберет ведущих отечественных ученых из различных университетов и научных центров страны. В работе Сессии примут участие около 120 человек. Кроме отечественных византинистов в Екатеринбург приедут коллеги из Армении, Германии, Сербии, Швеции.

Уральский федеральный университет имеет в научном мире репутацию одного из ведущих российских центров по изучению истории и культуры Византии, что и определило выбор места проведения столь престижного научного мероприятия. Такой чести Университет удостаивался лишь однажды – в октябре 1969 г. в стенах Уральского университета проходила VIII Всесоюзная сессия византинистов, организованная основателем Уральской школы византиноведения, профессором М.Я. Сюзюмовым.


Программа:
25 сентября 2019 г.
9.00-10.00 – Регистрация участников (пр. Ленина, 51, холл)
10.00-10.30 – Торжественное открытие (пр. Ленина, 51; 3 этаж, Актовый зал)
Вступительное слово Председателя Национального комитета византинистов РФ, академика РАН Сергея Павловича Карпова
Приветственное слово участникам Сессии:
Бугров Дмитрий Витальевич, первый проректор УрФУ
Сыманюк Эльвира Эвальдовна, директор Уральского гуманитарного института УрФУ
Палкин Александр Сергеевич, директор департамента «Исторический факультет» УрФУ
Кущ Татьяна Викторовна, заведующая кафедрой истории Древнего мира и Средних веков УрФУ
10.30-14.00 – Пленарное заседание
(пр. Ленина, 51; 3 этаж; Актовый зал)
Заседание ведут: академик РАН С. П. Карпов, академик РАН И. П. Медведев
Поляковская Маргарита Адольфовна, д.и.н., Почетный проф. УрФУ (Екатеринбург)
Из истории отечественных византиноведческих сессий
Шрайнер Петер, профессор, почетный доктор (Кёльн)
Византия сегодня: определение места ушедшего мира
Карпов Сергей Павлович, академик РАН (Москва)
Византийское содружество и Латинская Романия: развитие или эрозия идеологем? (К постановке проблемы)
Медведев Игорь Павлович, академик РАН (Санкт-Петербург)
Об одном неизвестном эпизоде из истории византиноведческих связей Петербургской Академии наук и Афинского университета (середина XIX столетия)
12.00-12.30 – кофе-брейк
Бибиков Михаил Вадимович, д.и.н., проф. (Москва)
Неизвестный греческий вариант “Жития Феодосия Печерского”
Шукуров Рустам Мухаммадович, д.и.н., проф. (Москва)
Персия в византийской церковной традиции
Романчук Алла Ильинична д.и.н., проф. (Екатеринбург)
Три страницы из истории Крымской археологической экспедиции Уральского университета
15.00-16.30 – Дневное заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1. Византийский мир: регионы и города. Часть 1. (ауд. 463)
Заседание ведут: проф. П. Шрайнер, д.и.н. С. А. Иванов
Иванов Сергей Аркадьевич (Москва)
Антоний Новгородец и его византийский гид
Близнюк Светлана Владимировна (Москва)
Греко-латинское взаимодействие и взаимовлияние на Кипре в XIII-XV вв.
Козлов Александр Сергеевич к.и.н., доц. (Екатеринбург)
Далмация в Византийском «содружестве» V века
Арутюнян Акоп Жораевич (Ереван)
Фракия и ее население по данным «Древнеармянской географии» («Ашхарацуйц», VII в.)
Гоголев Дмитрий Александрович (Тюмень)
К вопросу об использовании некоторых урбанистических терминов в «Церковной истории» Феодорита Кирского
Иваницкая Яна Юрьевна (Белгород)
Сепфорис – столица ранневизантийской Галилеи
Прокопенко Сергей Николаевич (Белгород)
Трансформация городской среды Сиде в IV-VI вв.
Руднева Мария Александровна (Белгород)
Военные конфликты и народные волнения в ранневизантийской Александрии
Секция 2. История религии и Церкви в Византии (ауд. 465)
Заседание ведут: д.и.н. О. Г. Ульянов, к.и.н. Н. Д. Барабанов
Аверьянов Юрий Анатольевич (Москва)
Исихазм и суфизм: некоторые вопросы взаимодействия и взаимовлияния двух течений мистицизма в эпоху Палеологов
Ложкина Наталья Александровна (Санкт-Петербург)
Православное возрождение в Византии XIV – первой половины XV вв. как историко-культурный феномен
Родионов Олег Алексеевич (Москва)
Византийское монашество второй половины XІV в. в сочинениях прп. Каллиста Ангеликуда
Барабанов Николай Дмитриевич (Волгоград)
Колонна как сакральный объект в византийском народном христианстве
Гайдуков Никита Евгеньевич (Москва)
Вспомогательные литургические устройства в церкви прв. Симеона Богоприимца в Новгороде (XV в.)
Чеснокова Надежда Петровна (Москва)
Греческие пророчества XVII в. о Константинополе
16.45-18.30Вечернее заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1 Византийский мир: регионы и города (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и.н. В. П. Степаненко, к.и.н. А. Ю. Виноградов
Рябцева Марина Леонидовна (Белгород)
К проблеме завершения христианизации византийского Боспора
Бузанаков Юрий Владимирович (Белгород)
Эволюция крепостных сооружений ранневизантийской Антиохии в IV-VII вв.
Роменский Александр Александрович (Севастополь)
Избиение катепана в Херсоне: контекст летописной статьи 6574 (1066) г.
Науменко Валерий Евгеньевич (Симферополь)
Политическая история византийской Таврики второй половины IX-XII вв.: состояние изученности и перспективы исследований
Чхаидзе Виктор Николаевич (Москва)
Византийская власть на Тамани и в Крыму в конце XI – начале XIII вв.
Виноградов Андрей Юрьевич, Косоуров Дмитрий Алексеевич (Москва)
Византия – противник или сторонник объединения Грузии?
Жордания Эрекле Гайозович (Москва)
Структуры власти в Византии и Грузии: сходства и различия
Секция 2. История религии и Церкви в Византии (ауд. 465)
Заседание ведут: д.ф.н. К. А. Максимович, к.и.н. П. В. Кузенков
Ванькова Анна Борисовна (Москва)
Послушание игумену в византийских монашеских уставных документах
Елисеева Анастасия Юрьевна (Белгород)
К истории женских монастырей традиции Шенуте в Египте
Заболотный Евгений Анатольевич (Москва)
Привилегии митрополитов и императорская власть в XI в.
Максимович Кирилл Александрович (Франкфурт)
К рецепции византийского права на Руси: “Синопсис канонов” с толкованиями Алексея Аристина (XII в.)
Ульянов Олег Германович (Москва)
Первоначальный статус Русской Церкви по данным византийских источников X в. из собрания Österreichische Nationalbibliothek
Кузенков Павел Владимирович (Москва)
Церковно-государственные отношения в Византии и славянском мире (метаморфозы “симфонии”)
Изотова Ольга Николаевна (Москва)

«Одушевленные иконы» в теории образа иконоборцев и иконопочитателей
26 сентября 2019 г.
10.00-12.00 – Утреннее заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1. Ранневизантийская история (ауд.465)
Заседание ведут: д.и.н. В. В. Серов, к.и.н. А. С. Козлов
Мирошниченко Евгений Игоревич (Санкт-Петербург)
Социальные связи Синесия Киренского: трансформация института куриалов в конце IV – начале V вв. и епископская власть
Семичева Елена Алекснадровна (Белгород)
Восток и Запад в позднеатичных бревиариях
Чуева Юлия Юрьевна (Губкин)
Роль ранневизантийской знатной женщины в установлении императорской власти в ІV-V вв.
Ярцев Сергей Владимирович, Шушунова Елена Валерьевна (Тула)
Особенности заключения мира с готами императором Валентом в 369 г.
Головина Олеся Витальевна (Белгород)
Германцы в армии Юстиниана
Зайцева Евгения Сергеевна (Екатеринбург)
Бегство из Рима: судьбы западных сенаторских семейств VI в. на Востоке
Золотухина Наталья Евгеньевна (Белгород)
К вопросу о положении местных племен (маврусиев) после установления византийской власти в Северной Африке (534-540 гг.)
Назаров Андрей Дмитриевич (Екатеринбург)
Германские наемники в византийско-иранской войне 572-591 гг.
Серов Вадим Валентинович, Крейдун Юрий Александрович (Барнаул)
Церковные новеллы 536 года и финансовая политика Юстиниана I
Шувалов Петр Валерьевич (Санкт-Петербург)
Фоллис в VI в.: управление рынком через изъятия монеты
Секция 2. Византийский Крым (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и.н. В. В. Майко, д.и.н. А. И. Романчук
Майко Вадим Владиславович (Симферополь)
Историческая топография Сугдеи средневизантийского времени (VIII-IX вв.)
Гинькут Наталия Виталиевна (Севастополь)
Византийская керамика XIV в. и ее подражания из раскопок крепости и поселений консульства Чембало
Алексеенко Николай Александрович (Симферополь)
Новые находки императорских моливдовулов в Крыму
Бочаров Сергей Геннадиевич (Казань)
Археология Генуэзской Газарии. Введение в научную проблему
Ергина Алена Сергеевна (Санкт-Петербург), Могаричев Юрий Миронович (Симферополь)
Пещерная церковь Южного монастыря Мангупа: к вопросу о периодизации фресковых росписей
Храпунов Никита Игоревич (Симферополь)
Не приметив Византию: средневековые памятники Крыма глазами иностранных путешественников рубежа XVIII-XIX вв.
12.30-14.00Дневное заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1. Византийские историки (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и.н. М. В. Бибиков, д.и.н. Н. Н. Болгов
Авилушкина Людмила Тимофеевна (Санкт-Петербург)
Ветхозаветная история в Хронике Михаила Глики
Болгов Николай Николаевич (Белгород)
Захария Ритор и его сочинение “Жизнь Севира Антиохийского”
Болгова Анна Михайловна (Белгород)
Беритская школа права в изображении Захарии Схоластика
Зибаев Антон Валерьевич (Саратов)
«Церковная история» Филосторгия в отечественной и зарубежной историографии XX-XXI вв.
Кобзева Антонина Владимировна (Белгород)
Иоанн Малала о мифологической древности эллинов
Синица Марина Михайловна (Белгород)
Природные явления как предзнаменования исторических событий в Ранней Византии (по трактату «О знамениях» Иоанна Лида
Секция 2. Византийская философия (ауд. 465)
Заседание ведут: д.ф.н. Д. И. Макаров, к.ф.н. Л. В. Луховицкий
Луховицкий Лев Всеволодович, Жаркая Варвара Юрьевна (Москва)
Πειθνάγκη в античности и в Византии между риторикой и философией
Гончарко Оксана Юрьевна (Санкт-Петербург)
Реконструкция логических идей в период Второго иконоборчества: теория истинности и закон тождества
Гречухина Анастасия Александровна (Белгород)
Постижение человека в трактате Синесия «О сновидениях»
Зайцева Ирина Валерьевна (Белгород)
Медиевизация научного знания: Иоанн Филопон и отказ от аристотелизма
Макаров Дмитрий Игоревич (Екатеринбург)
Философия культуры и образования Феодора Метохита (XIV в.) в византийском и европейском контексте
Гончарко Дмитрий Николаевич (Санкт-Петербург)
Рецепция логических идей Corpus Areopagiticum на Руси XV-XVII вв.
15.00-16.30 – Дневное заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1. Византийская письменность (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и.н. Е. К. Пиотровская, к.ф.н. Д. А. Черноглазов
Черноглазов Дмитрий Александрович (Санкт-Петербург)
Псевдо-Либаний и Эразм Роттердамский: византийская эпистолярная теория в западноевропейской рецепции
Литовченко Елена Викторовна (Белгород)
К вопросу об образе христианина в письмах Сидония
Лопатина Марина Юрьевна (Белгород)
Иоанн Газский: классические мотивы ранневизантийской поэзии
Охлупина Ирина Сергеевна (Екатеринбург)
Демонические черты образов иконоборцев в житиях византийских святых IX в.
Мантова Юлия Борисовна (Москва)
Инвективные стратегии в творчестве Иоанна Цеца
Курбанов Андрей Викторович, Спиридонова Лидия Валентиновна (Москва)
Неопубликованное руководство братьев Лихудов по эпистолографии
Пиотровская Елена Константиновна (Санкт-Петербург)
Значение Сборника №245 из коллекции Археографической комиссии Архива СПб Института истории РАН в научном наследии митрополита Евгения Болховитинова
Евдокимова Александра Алексеевна (Москва)
Лингвистические особенности формул, вводящих даты, в византийских надписях. К вопросу о региональной специфике
Секция 2. История религии и Церкви в Византии (ауд. 465)
Заседание ведут: к.и.н. М. В. Грацианский, к.и.н. А. А. Пржегорлинский
Пржегорлинский Александр Александрович (Волгоград)
Богатство и бедность в Византии V-VI вв. как контекст проблемы разночтений в рукописях Нового Завета
Грацианский Михаил Вячеславович (Москва)
Императорские прерогативы в «божественных делах» и понятие церковного «первенства чести»
Ушаков Александр Юрьевич (Москва)
Монастырские связи как элемент Византийского «содружества»
Манохин Ярослав Викторович (Борисоглебск)
Из Палестины на Кипр: к истории зарождения монашества на Кипре»
Норкин Константин Владимирович (Москва)
Позиция Анастасия Синаита по отношению к монофиситам
Манохина Оксана Александровна (Белгород)
Христианские ранневизантийские монастыри Иудейской пустыни: проблема исторических источников
Шелудченко Юлия Викторовна (Белгород)
Монастыри Иудейской пустыни по «Житиям» Кирилла Скифопольского
27 сентября 2019 г.
10.00–12.00 – Утреннее заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1. Средне- и поздневизантийская история (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и.н. И. О. Князький, к.и.н. Е. А. Мехамадиев
Мехамадиев Евгений Александрович (Санкт-Петербург)
Командная структура византийской армии в VII – начале VIII вв.: некоторые особенности становления и развития должности стратига
Князький Игорь Олегович (Москва)
Византия и кочевнические союзы в Нижнем Подунавье (конец IХ – начало ХIII вв.)
Козлов Сергей Александрович (Тюмень)
Византия de visu: «Победа над Сфендославом» на миниатюрах Мадридской рукописи Скилицы
Стельник Евгений Викторович (Волгоград)
Образ акритов в византийском фольклоре XI–XII вв.: Исторические реалии и народное творчество
Денисов Сергей Александрович (Москва)
Эпирско-сербские отношения в первой половине XIII в.
Фролов Денис Леонидович (Ярославль)
Ромей: или архонт, или виллан? Категории свободного и зависимого населения в государствах франкократии
Золотовский Владимир Алексеевич (Волгоград)
К пониманию характера «общей тактики» в боевой практике Византии раннепалеоговского периода
Возчиков Дмитрий Викторович (Екатеринбург)
Образ Михаила VIII Палеолога в венецианском нарративе XIV–XV вв.
Секция 2. Византийское изобразительное искусство (ауд. 465)
Заседание ведут: д.и. А. Гаврилович, к.и. А. В. Захарова
Ермак Елена Сергеевна (Санкт-Петербург)
Образ Христа Militans: диалог культур в иконографии и стилистике раннехристианской скульптуры
Бутырский Михаил Николаевич (Москва)
Христос – comes domini: к вопросу о нумизматической иконографии Юстиниана II
Степаненко Валерий Павлович (Екатеринбург)
К иконографии святых всадников. Образ Дмитрия Солунского по данным сфрагистики
Гаврилович Анджела (Белград)
Об украшении надбедренника святого Иоанна Златоуста и Святого Василия Великого в монастыре Ставроникитана Святой Гори Афон
Ендольцева Екатерина Юрьевна (Санкт-Петербург)
Зооморфные образы в архитектурной пластике Кавказа X–XI вв.: возможные истоки и значение
Макарова Анна Львовна (Москва)
Тема «Страшного суда» в программе росписей церкви Рождества Богородицы в Бетании (Грузия, XII в.)
12.30-14.00Дневное заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1. Поздневизантийская история (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и.н. А. Г. Еманов, д.и.н. Р. М. Шукуров
Лысиков Павел Иванович (Волгоград)
Социальная напряженность в Византии начала XIV в. по данным эпистолографии: на примере писем к Карлу Валуа и Катерине де Куртенэ
Еманов Александр Георгиевич (Тюмень)
Личная эмблема греческого моряка первой половины XV в.: переворачивание кодов образного мышления
Кущ Татьяна Викторовна (Екатеринбург)
Милость победителя: турки в захваченных византийских городах
Чернов Александр Юрьевич (Москва)
Почитание Богородицы в Константинополе и Москве в конце XIV–XV вв.
Жигалова Наталья Эдуардовна (Екатеринбург)
Роль светских и духовных лидеров в организации обороны Фессалоники 1422–1430 гг.
Пашкин Николай Геннадьевич (Екатеринбург)
Византия в международных аспектах истории периода Констанцского собора
Секция 2. Византийское изобразительное искусство (ауд. 465)
Заседание ведут: д.и. А. Гаврилович, к.и. А. В. Захарова
Свенссон (Васильева) Светлана Ярославовна (Стокгольм)
Византийское влияние в витражном искусстве XIII в. на острове Готланд (Швеция). К вопросу о мастерах
Захарова Анна Владимировна (Москва)
Икона Богородицы Павсолипи с острова Халки и византийская живопись позднепалеологовского периода
Квливидзе Нина Валериевна (Москва)
Образы Христа и Богоматери в символической программе росписи Кахрие джами
Скобцова Дарья Александровна (Москва)
Житийный цикл прп. Феоктисты Паросской в росписи XII в. в Спасской церкви полоцкого Евфросиниева монастыря
Барынина Ольга Александровна (Санкт-Петербург)
Македонский ренессанс как историческая проблема
15.00-16.30 – Дневное заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 1. История отечественного византиноведения (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и.н. Л. Г. Хрушкова, д.и.н. А. Г. Еманов
Цыпкина Анна Георгиевна (Москва)
Итоги и результаты Трапезундской экспедиции Ф. И. Успенского
Хрушкова Людмила Георгиевна (Москва)
Никодим Павлович Кондаков: западник, атеист, «настоящий православный», придворный искусствовед? (о некоторых идеях Ивана Фолетти)
Акишин Сергей Юрьевич (Екатеринбург)
Эпистолярные контакты А. А. Дмитриевского с С. Салавиллем
Денисова Ирина Викторовна, Лю-Ку-Тан Виктория Александровна (Белгород)
Византинист Михаил Федорович Россейкин (1879–1951) – ученый и педагог
Сашанов Владимир Владимирович (Челябинск)
Византинист В.Г. Васильевский: несостоявшийся memoriam ученого в 1949 г.
Быстрицкий Николай Игоревич (Москва)
Отечественные сессии византинистов: инфометрический анализ
16.45–18.00Вечернее заседание (ул. Тургенева, 4; 4 этаж)
Секция 2. Восприятие Византии. Византия и современность (ауд. 463)
Заседание ведут: д.и. О. А. Туминская, к.и.н. М. Н. Бахматова
Гинькут Наталия Виталиевна (Севастополь)
Генуэзские крепости в Таврике в изображениях и рисунках путешественников конца XVIII – первой половины XIX в. и современный археологический контекст
Туминская Ольга Анатольевна (Санкт-Петербург)
Византийские экспозиции Русского музея: 1898–1928 гг.
Бахматова Марина Николаевна (Москва)
Запад и Восток в философии истории Никифора Григоры и Л.Н. Толстого
Скотникова Галина Викторовна (Санкт-Петербург)
Владимирская земля XII века как “Царство Марии”: русское воплощение византийской идейной парадигмы
Петрунин Владимир Владимирович (Орел)
Советский тип политической секуляризации и концепция «византизации»
Д.Б. Зильбермана

Таранова Александра Евгеньевна (Санкт-Петербург)
Византийский фактор в становлении культурно-антропологических форматов государства: традиции и современные метаморфозы

Регламент выступлений:
Пленарное заседание – 20 минут
Секции – до 15 минут

См. также по данной теме –
XX Всероссийская научная сессия византинистов РФ завершила работу в Кремле: https://expertmus.livejournal.com/100741.html

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева. Эксперты приводят в пример воцерковлённое сообщество – сообщество Музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва: http://rublev-museum.livejournal.com/392705.html

Музей имени Андрея Рублева

Академик Олег Германович Ульянов: интервью о прп. Андрее Рублеве и его «Живоначальной Троице»

EPSON scanner imageОригинал взят in rublev_museum: https://rublev-museum.livejournal.com/488102.html

#Музей имени Андрея #Рублева. В прошлом году исполнилось 590 лет со дня блаженной кончины преподобного Андрея Рублева. В нынешнем — сто лет первой научной реставрации самого известного его шедевра, «Троицы». Об иконописце и его творении известный исследователь наследия прп. Андрея Рублева академик Олег Германович Ульянов, заведующий сектором церковной археологии ФГБУК «Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева», дал интервью официальному изданию Санкт-Петербургской митрополии РПЦ «ВОДА ЖИВАЯ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЦЕРКОВНЫЙ ВЕСТНИК». Он считает, что самая знаменитая икона Древней Руси является зримым выражением византийского исихазма: http://aquaviva.ru/journal/molchanie_v_kraskakh

Академик Олег Германович Ульянов Live на VII Международном культурном форуме (Санкт-Петербург): https://youtu.be/UsTMix6roIQ

спас звенигородский3Кисти Андрея Рублева принадлежит также знаменитый «Звенигородский чин», оказавшийся в последнее время вновь в центре внимания профессионального сообщества в связи с попытками его переатрибуции. Интервью озаглавлено “Молчание в красках”, речь идет не только о реставрации иконы, но и ее значении, символике, о том, что доподлинно известно о жизни иконописца и что предстоит выяснить: http://mitropolia.spb.ru/news/otdeli/?id=150514

Под эгидой VII Санкт-Петербургского международного культурного форума Санкт-Петербургская митрополия и Союз реставраторов Санкт-Петербурга организовали 15 ноября 2018 г. творческую встречу с известным музейным экспертом академиком Олегом Германовичем Ульяновым. На основе выявления и изучения произведений всемирно известного иконописца формировались профессиональный подход и навыки отечественной школы охраны памятников. Компетентный анализ современного состояния проблемы изложил на творческой встрече академик Олег Германович Ульянов, признанный специалист по рублевскому наследию:
https://culturalforum.ru/event/1538125663672-nasledie-andreya-rubleva-v-dele-ohrany-pamyatnikov-v-rossii-florenskij-baranovskij-sovremennost

В рамках VII Санкт-Петербургского культурного форума в Доме архитекторов 15 ноября 2018 г. прошла творческая встреча с академиком Олегом Германовичем Ульяновым, посвященная теме “Наследие преподобного Андрея Рублева в деле охраны памятников в России”: http://mitropolia.spb.ru/news/culture/?id=148750

0_14da49_e9e007b_orig

ПЕРВАЯ НАУЧНАЯ

— В этом году исполняется сто лет со времени второго раскрытия иконы «Троица» и первой её научной реставрации. Именно раскрытие спровоцировало ту трещину, которая более всего угрожает памятнику?
— В 1904–1905 годах икона «Живоначальная Троица» письма Андрея Рублева была раскрыта под наблюдением Василия Гурьянова, который издал книгу с описанием работ. В его отчете была досконально зафиксирована «правка» палехского иконописца Емельяна Салаутина 1834 года: икона была полностью записана, а лики затушеваны. Согласно трактовке Игоря Грабаря, после этого раскрытия густо заолифенная икона будто бы вновь стала темнеть, и в 1918–1919 годах была проведена повторная реставрация с целью срочно дорасчистить некоторые части («голубцы» одежд и др.) до первоначальной живописи для экспонирования на московской выставке реставрационных работ, которая проходила в 1919 году. Всего за этот период было раскрыто семь икон и произведены пробы на 11 иконах иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры. После реставрации раскрытые иконы возвращались на свое место в собор. Для предохранения икон в условиях действующего храма было принято решение о покрытии некоторых из них, в том числе «Троицы», стеклом. Все отчеты по реставрации «Троицы» (акты, протоколы государственной комиссии и реставрационный дневник хранятся в архиве Третьяковской галереи. Протокол расчистки рублевской «Троицы» подписан 23 июня 1925 года известным искусствоведом графом Юрием Олсуфьевым (1878–1938). Так вот, в этом протоколе нет ни слова о злополучной трещине и, более того, отмечена «прекрасная сохранность лика правого ангела».
— Когда же появилась трещина?
— В 1929 году икона была передана в Третьяковскую галерею. Трещина впервые была зарегистрирована 14 марта 1931 года. 25 марта срочно собранный консилиум специалистов обследовал быстро расширявшуюся трещину. Предпринятые авральные меры позволили несколько замедлить опасное расширение, однако полного схождения досок достичь не удалось. Таким образом, трещина на лицевой стороне чудотворной иконы, которая пересекла лик правого ангела, появилась именно в Третьяковской галерее. Все шесть столетий, пока рублевская «Троица» сберегалась в стенах Троице-Сергиевой лавры, она была в прекрасной сохранности.

встреча — копия

Академик Олег Германович Ульянов выступает с докладом об Андрее Рублеве на VII Санкт-Петербургском культурном форуме

ИЗВЕСТЕН БЕЗ ПОДПИСИ

— В древности иконы не подписывались. Откуда современники и потомки узнали об иконописце Андрее Рублеве?
— Во многом благодаря преподобному Иосифу Волоцкому, чья память (обретение мощей) чтится на следующий день после дня памяти преподобного Андрея Рублева. В сочинениях преподобного Иосифа собраны уникальные сведения о почитавшихся в то время подвижниках, «сгруппированные» по монастырям. Преподобный Иосиф прямо указывает относительно духоносных насельников Спасо-Андроникова монастыря, что о них ему поведал «старец Спиридон», постриженик Чудова монастыря, который в 1467–1474 годы был игуменом Троице-Сергиева монастыря. Вероятнее всего, ценнейшую информацию об андрониковском старце Андрее Рублеве старец Спиридон мог узнать непосредственно от очевидцев, современников Рублева в Андрониковом монастыре.
— Духовная жизнь Андрея Рублева была теснейшим образом связана с кругом московских исихастов?
— Да, тех, что собрались под началом преподобного Сергия Радонежского, — преподобных Андроника Московского, Никона Радонежского, Саввы Сторожевского, Афанасия Высоцкого. По свидетельству Иосифа Волоцкого, «пресловущии иконописцы, Даниил и ученик его Андрей и инии мнози таковы же», чтобы «Божественныя благодати сподобитися, и толико в Божественную любовь предуспевати», всегда возносили «ум и мысль… к невещественному и Божественному свету». При этом «чувственное око» они обращали к созерцанию икон, чем достигали исихастского состояния озарения: «Божественныя радости и светлости исполняхуся». Как подчеркивал преподобный, подобной практикой художники-исихасты занимались не только во время работы, «но и в прочая дни, егда живописательству не прилежаху».

миниатюра роспись троицкого собораРоспись иконописцами Андреем Рублевым и Даниилом Троицкого собора Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Миниатюра из Жития Сергия Радонежского. Около 1592 года

Получается, преподобный Иосиф Волоцкий, автор знаменитого «Просветителя» в защиту иконопочитания, был не только одним из первых «биографов» преподобного Андрея Рублева и самых первых ценителей его икон, но и собирателем рублевского наследия, преемником тринитарного богословия, воплощенного в «Живоначальной Троице». Напомню, что в ходе Собора 1504 года против «жидовствующих» на престол Успенского собора Московского кремля была возложена икона Андрея Рублева «Живоначальная Троица» и «Просветитель» преподобного Иосифа Волоцкого.

НОВОЕ ОТКРОВЕНИЕ

— Какой вклад в изучение наследия Андрея Рублева внес отец Павел Флоренский за время работы во Всероссийской комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи?
— Он посвятил чудотворной иконе «Живоначальная Троица» Андрея Рублева самые вдохновенные строки: «нас умиляет, поражает и почти ожигает в произведении Рублева вовсе не сюжет, не число „три“, не чаша за столом и не крылья, а внезапно сдернутая пред нами завеса ноуменального мира, и нам, в порядке эстетическом, важно не то, какими средствами достиг иконописец этой обнаженности ноуменального и были ли в чьих-либо других руках те же краски и те же приемы, а то, что он воистину передал нам узренное им откровение». Столь яркая образная характеристика передает непосредственную реакцию Флоренского, испытанную им в ходе реставрации рублевской «Троицы» — с 28 ноября 1918-го по 2 января 1919 года.
— Какую цель ставил перед собой отец Павел, работая в комиссии?
— Он формулирует её в своем обращении к святителю Тихону, испрашивая патриаршее благословение на «предстоящее, полное величайшей ответственности дело»: «Основная задача Комиссии не дать ничему уйти за пределы лаврских стен и по возможности сохранить строй лаврской жизни. К этой основной задаче присоединяется другая, сама по себе второстепенная, но, тем не менее, делающая возможным осуществление первой — направить реставрационные работы в наиболее безобидную для Церкви сторону». Проект отца Павла предусматривал превращение лавры во «Всероссийскую академию культуры», сердцем которой должно быть «храмовое действо» у гробницы преподобного Сергия, у созданного ему «в похвалу» Андреем Рублевым образа Троицы как воплощения культурной идеи России.
— Повлияла ли работа в комиссии на богословие отца Павла?
— В работе «Иконостас» 1922 года отец Павел Флоренский в обоснование рассуждений о древнерусском иконописании сослался на богословские воззрения преподобного Иосифа Волоцкого о рублевской «Троице». Как полагал Флоренский, «чтитель пресвятой Троицы» — преподобный Сергий Радонежский — передал свое «новое ви́дение духовного мира» преподобному Андрею Рублеву, благодаря чему «икона Рублева, точнее же, преподобного Сергия», показывает «в поражающем видении Самое Пресвятую Троицу, новое откровение», поэтому «из всех философских доказательств бытия Божия наиболее убедительно звучит именно то, о котором даже не упоминается в учебниках; примерно оно может быть построено умозаключением: „Есть Троица Рублева, следовательно, есть Бог“». Хотя более корректным с богословской точки зрения было бы иное расположение смысловых акцентов: есть Бог, следовательно, есть Троица Рублева. Но отец Павел был очень чуток к эстетическому свидетельству.

страшный суд4Андрей Рублев. Символы четырех царств. Фрагмент фрески «Страшный Суд». Успенский собор, Владимир. 1408 год

О ЧЕМ ФИЛЬМ?

— Как вы относитесь к фильму Андрея Тарковского об Андрее Рублеве?
— По собственному признанию Андрея Тарковского, его фильм «Страсти по Андрею» имеет лишь формальное отношение к реальному историческому образу великого иконописца и его эпохе: «Рублев — это вообще „пустое место“, потому что о нем никто ничего не знает. Мой фильм не о Рублеве, но о судьбе таланта в России вообще». Важно также позднейшее свидетельство старого друга Тарковского, известного искусствоведа и реставратора Саввы Ямщикова, высказанное им в одном из последних телевизионных интервью, что ко времени создания фильма режиссер не только был неверующим, но и позволял себе кощунственные шуточки в адрес веры Христовой.
Неслучайно после выхода фильма Тарковского на Западе Александр Солженицын написал резко отрицательную статью-эссе «Фильм о Руб­леве», опубликованную в «Вестнике русского христианского движения» (№ 141 за 1984 год). В ответ на разгромную критику Солженицына Тарковский сослался на полную историческую достоверность своего фильма. А на упрек, что в фильме о монахах не показана молитва, прямо ответил: «У нас не было цели говорить об этом аспекте жизни наших героев». Исторические познания Тарковского о той эпохе были весьма далеки от достоверных, о чем говорят многие его интервью. Важно и то, что сценарий фильма был целиком и полностью позаимствован из опубликованной в 1960 году в серии «ЖЗЛ» книжки Владимира Прибыткова «Андрей Рублев», по своему характеру атеистической.
— Чем же руководствовался Тарковский?
— Во время работы над картиной у него на столе лежала книга о Франциске Ассизском. Неудивительно, что в фильме художественная артель, которую возглавлял Андрей Рублев, изображена в духе… странствующих францисканцев: бродят бедные монахи по разоренной Руси, раздираемой княжескими удельными смутами, в поисках заказчиков. А через картины этих «странствий», по замыслу режиссера, должны раскрываться жизнь и талант иконописца Андрея Рублева. Однако монастырскими уставами тех лет подобные вольности категорически воспрещались любому монаху, а уж о Рублеве и говорить нечего, ведь его главную добродетель, согласно большинству источников, составляли смирение и послушание.Всю свою жизнь Андрей Рублев был насельником Спасо-Андроникова монастыря, а в других монастырях работал по монашескому послушанию. То есть он вовсе не был «вольным художником», создающим иконы по собственному вдохновению.
— В фильме герой принимает обет молчания. Можно ли сказать, что Тарковский пытается приблизиться к теме исихазма?
— С духовной традицией исихазма связаны самые сокровенные образы православной иконописи, в том числе и творения преподобного Андрея Рублева. Сейчас уже не отрицается, что главные качества исихазма — безмолвие и молчание как единственно верный путь «умного делания» — составляли стержень духовной жизни в монастырях эпохи преподобного Сергия Радонежского. Эти традиции незыблемо соблюдались и в Спасо-Андрониковом монастыре, поскольку и об Андрее Руб­леве, и о его духовных отцах Андронике и Савве в житийных источниках сказано, что они очень любили («любляше зело») безмолвие, молчание. Но в фильме Рублев взял на себя обет молчания под влиянием неких смятений внешних чувств. Разумеется, инок Андрей Рублев никак не мог взять на себя обет молчания как своего рода епитимью, ибо для любого монаха-иконописца «умная», молчаливая молитва была обязательным и радостным деланием.

ПОИСКИ И НАХОДКИ

— Расскажите о раскопках в Спасо-Андрониковом монастыре под вашим руководством.
— Весной 1989 года сектор церковной археологии под моим научным руководством приступил к полноценным архитектурно-археологическим исследованиям Спасо-Андроникова монастыря и его охранной зоны. Они продолжаются по сей день. Первые находки ошеломили: вместо монастырских артефактов в культурном слое были обнаружены следы одного из первых концлагерей ВЧК, «Андроньевского», — фрагменты колючей проволоки, стреляные гильзы и пробитые пулями кости…
Во время этих раскопок произошло настоящее чудо: 16 мая 1989 года были обретены мощи епископа Великоустюжского и Тотемского Пахомия (Симанского), , скончавшегося 16 мая 1789 года, предка Патриарха Алексия I. Вскоре, 16 июля 1989 года, был освящен древний собор Спасо-Андрониковой обители, где сохранились фрески преподобного Андрея Рублева. Годом раньше, в июне 1988-го, на юбилейном Поместном Соборе Русской Православной Церкви великий иконописец был прославлен в лике святых. Таким образом, благодаря чуду возродилась литургическая жизнь в древнейшем Спасском соборе Андроникова монастыря, на братском некрополе которого погребен преподобный Андрей.
— Есть ли возможность найти его захоронение?
— В 1993 году были обретены мощи святых основателей Спасо-Андроникова монастыря: первого игумена монастыря преподобного Андроника и его преемника преподобного Саввы. По-видимому, в рядом с их ракой в Спасском соборе располагалось и захоронение преподобного Андрея Рублева. О точном месте погребения Андрея Рублева в Спасо-Андрониковом монастыре сохранилась достоверная запись в рукописном старообрядческом «Алфавите российских чудотворцев», составленном в начале XIX века «керженским пострижеником Ионою»: «Святые же их мощи почивают в том Андроникове монастыре, под старою колокольнею, которая в недавнем времени разорена, и место сравнено с землею, яко ходити по ней людям всяким и нечистым и тем самым предадеся забвению о тех святых мощах». О древней колокольне над могилой преподобного Андрея Рублева известно также, что в самом конце XVI века она была перестроена святителем Арсением Елассонским.
Как удалось установить в 1994 году, древняя колокольня была разрушена в 1781-м. Известный историк Герхард Миллер в XVIII веке успел сделать описание надгробной доски Андрея Рублева, о чем впервые сообщил исследователь Пётр Барановский в 1947 году. Перед самым сносом колокольня была запечатлена на акварели Ф.И.Кампорези, выполненной для архиепископа Московского Платона (Левшина). В настоящее время местонахождение этой колокольни установлено точно: обнаружены остатки её фундамента и фрагменты архитектурного декора. Так что в благоприятное время можно будет предпринять целенаправленные археологические раскопки для раскрытия выявленного по историческим документамместа погребения великого иконописца.

26. ArhMihailSDeyanАндрей Рублев. Архангел Михаил, с деяниями. Чудов монастырь. 1392 год. В верхнем левом клейме — первый образ Троицы Андрея Рублева

КТО ЕСТЬ КТО

— Есть различные мнения о том, какой из ангелов какую ипостась Пресвятой Троицы представляет.
— В обширной специальной литературе есть самые различные интерпретации расположения ангелов. Я придерживаюсь следующей точки зрения. Преподобный Андрей с особой тщательностью подошел к цветовой семантике одежд, выявляющей внутренние отношения Триипостасного Божества. Как главное лицо праздника Святой Дух по праву занимает центральное место на иконе «Живоначальной Троицы», чем обусловлена особая праздничность Его одежд, украшенных клавием (вертикальные полосы от плеча до нижнего края одежды, в Римской империи — знак отличия; в христианской иконографии изображаются обычно на одеждах Христа, архангелов и первоверховных апостолов Петра и Павла. — Прим. ред.). А левый и правый ангелы, символизирующие соответственно Бога Отца и Бога Сына, изображены в одинаковых хитонах небесного цвета. В то же время сочетание синего и красного цвета присуще лишь одеждам центрального и левого ангела, то есть Святому Духу в синем гиматии и вишневом хитоне и Богу Отцу, одежды Которого окрашены в обратной последовательности, а цвет одежд правого ангела разнится от центрального (в противном случае было бы допущено каноническое нарушение в духе filioque). Наконец, зеленый гиматий правого ангела, символизирующего Сына, словно знаменует собою «земное естество», вознесенное Им к небесному престолу. Гиматий правого ангела препоясан справа налево, а по русскому обычаю на мужчине-покойнике одежду застегивали не на правую (как при жизни) сторону, а на левую, как на женщине. И становится понятным, почему на рублевской «Троице» крилия центрального ангела — Святого Духа, и правого ангела — Христа, разделены жезлом, в то время как крилия левого и центрального ангелов — Бога Отца и Святого Духа, взаимно пересекаются.
Божественная символика руб­левской «Троицы» подчас требовала разъяснений, особенно в миссионерских целях. Вот почему, например, на иконе «Живоначальной Троицы» середины XVII века из церкви в Типиницах (Карелия) нимб левого ангела сопровождает надпись «Отец», у нимба правого ангела надпись «Сын», у центрального — «Святой Дух».

кантакузин миниатюра2
Миниатюра из богословских сочинений Иоанна VI Кантакузина с изображением Живоначальной Троицы. 1370–1375 годы

— Что послужило иконографическим образцом для рублевской «Троицы»?
— На мой взгляд, миниатюра с изображением «Живоначальной Троицы» над двойным портретом Иоанна-Иоасафа Кантакузина в рукописи его же богословских сочинений 1370–1375 годов. На ней отсутствуют фигуры предстоящих Авраама и Сарры, и при этом наличествуют крестчатый нимб у среднего ангела и далеко выступающий на передний план престол правого (от зрителя) ангела. Последнее отличие находит полное богословское раскрытие непосредственно в тексте Иоанна-Иоасафа Кантакузина, в его 4-м «Слове против иудеев»: «Желая показать, что Бог Отец безначален, человек же, которого его Сын Слово воспринял, имеет начало во времени, пророческое слово говорит: „сиди“ (Пс. 109, 1), — являя таким образом свойственную плоти способность сидеть и пребывать, а с помощью образа седалища — величие чести. Воспринятая ведь Господом от нас плоть благодаря соединению с Божеством и освятилась, и сидения по правую руку от Бога Отца удостоилась». То есть, согласно трактовке Кантакузина, правый (от зрителя) ангел Святой Троицы идентифицируется со Спасителем.
— А на чем основывается отождествление среднего ангела со Святым Духом?
— В 1371 года Кантакузин в письме епископу Карпасийскому Иоанну впервые постулирует необходимость изображения крестчатого нимба именно у среднего ангела Троицы, освящающего Чашу, поскольку «та же самая Божественная Сила, или Божественность, которая освятила распятое вечно святое тело, полученное от Девы, освящает благословенный хлеб и благословенную чашу». Крайне важен на кантакузиновской миниатюре жест среднего ангела, благословляющего Чашу, ведь Святой Дух именуется «жизни Подателю» и «животворящей силой» (из тайносовершительной молитвы Литургии Василия Великого).
Вообще средний ангел в исихастской иконографии Святой Троицы должен олицетворять ипостась Святого Духа, Его крестчатый нимб непреложно указывает на неотступное пребывание Духа со страждущим на кресте Иисусом Христом. Срединное расположение ипостаси Святого Духа находит истоки в паламитском богословии, где акцентирована особая и личная роль Духа в домостроительстве спасения, которую раскрывает энергия Божия, вечно происходящая от Отца через Сына. Важно принять во внимание и наименование Святого Духа у святителя Григория Паламы «любовью» Отца и Сына (в отличном от блаженного Августина смысле, т. е. ни в коем случае не как «отношение» между Отцом и Сыном), а также параллели в современной паламизму византийской патристике (у Феолипта Филадельфийского и Григория Синаита).
— Какие еще параллели рублевской «Троице» есть в византийской иконографии?
— Крестчатый нимб среднего ангела и далеко выступающее на передний план «седалище» с подножием правого (от зрителя) ангела воспроизведены на близких по времени памятниках: это греческие иконы Филоксении (Гостеприимства Авраама) рубежа XIV–XV веков из кафоликона афонского монастыря Ватопед, Византийского музея в Афинах, из музея Бенаки, из Государственного Эрмитажа и других. У левого (от зрителя) ангела, олицетворяющего ипостась Бога Отца, плат всегда развернут вдоль всего края престола, у среднего ангела, олицетворяющего ипостась Святого Духа, полукружие плата словно окутывает благословляющую десницу, наконец, плат правого (от зрителя) ангела, олицетворяющего ипостась Сына, как правило, свернут в знак совершённого действия. Именно эти характерные черты святогорской иконографии Святой Троицы запечатлены, например, на иконе из хиландарской ризницы, датируемой серединой XVII века.

Middle Angel
— Чем же была продиктована многовековая путаница с идентификацией ангелов Святой Троицы у различных исследователей?
— Я думаю, некритичным использованием некорректных переводов богословских текстов, прежде всего сочинений священномученика Дионисия Ареопагита. Целый ряд авторов придерживался трактовки правого ангела как Святого Духа на основании того, что цвет Его гиматия — зеленый: это означает, по толкованию священномученика Дионисия Ареопагита, «молодое, находящееся в полноте сил» и определенно указывает на свойства всё обновляющего и возрождающего к новой жизни Третьего Лица Святой Троицы. Данное толкование зеленого цвета приводится в трактате «О небесной иерархии», которое в большинстве переводов существенно искажено, в том числе в русских переводах. Вот более точный перевод оригинального текста: «как зеленый — своевременную отрасль (побег)». Он сразу же заставляет вспомнить именование Бога Сына «отрасль от корня Иессева» («И произойдет отрасль от корня Иессева, и ветвь произрастет от корня его», Ис. 11, 1), как об этом исчерпывающе изложено в толковании святого апостола Павла (Рим. 15, 8–12). В том, что именно данная трактовка текста, впервые предложенная ­в 1997 году, подразумевалась в эпоху, когда жил и творил Андрей Рублев, убеждает композиция «Корень Иессеев», которую Феофан Грек «в каменной церкви во святомъ Благовещении… также исписавый», согласно сообщению Епифания Премудрого в его послании 1415 года к схиархимандриту тверского Спасо-Афанасьевского монастыря Кириллу. В свете ареопагитской трактовки зеленого цвета правый ангел на клейме «Троица» иконы Архангела Михаила с деяниями (1392 года) также изображен Андреем Рублевым облаченным в зеленый гиматий, на фоне которого отчетливо выделяется крест навершия Его красного посоха, не оставляющий никакого сомнения в идентификации этого ангела со Спасителем (на посохах двух других ангелов нет креста в навершии).
— Чем же было вызвано развитие иконографии Троицы?
— Думаю, оно было обусловлено серьезными литургическими нововведениями, прежде всего появлением в эпиклесисе тропаря третьего часа, обращенного ко всей Пресвятой Троице, в ходе литургической реформы митрополита Киприана. Именно при митрополите Киприане на Руси получает распространение новая иконография «Живоначальной Троицы», впервые возникшая на Святой Горе Афон, на что указывает, например, заимствование в русском искусстве таких характерных особенностей, отмеченных нами на кантакузиновской миниатюре, как крестчатый нимб среднего ангела и выступающее на передний план седалище с подножием правого (от зрителя) ангела.

Опубликовано: «Молчание в красках – “Вода живая”. Журнал о православном Петербурге»: http://aquaviva.ru/journal/molchanie_v_kraskakh

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева. Эксперты приводят в пример воцерковлённое сообщество – сообщество Музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва: http://rublev-museum.livejournal.com/392705.html

#МузейРублева #МузейАндреяРублева #музей_имени_Рублева #rublevmuseum
#ОлегУльянов #Рублев #АндрейРублёв #икона #МузейноеЕдинство

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Tags: #rublevmuseum, #АндрейРублёв, #Музей, #МузейАндреяРублева, #МузейРублева, #МузейноеЕдинство, #ОлегУльянов, #Рублев, #Рублева, #икона, #музей_имени_Рублева, “Живоначальная Троица” Андрея Рублева, “Троица” письма прп. Андрея Рублева, andrei rublev, Андрей Рублев, Андроников монастырь, Музей имени Андрея Рублева, Русская Православная Церковь, СМИ о ЦМиАР, Спасти Музей имени Андрея Рублева, анонсы, древнерусское искусство, иконопись, исихазм, лекторий, могила прп. Андрея Рублева, прп. Андрей Рублев († 1428), чудотворная икона

Игумен Никон (Воробьев): «Я открыл свое объяснение “Троицы” Рублева»

Image

Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили; но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению (Мк. 3, 28-29)

Image
У наших коллег в Вологодском государственном музее-заповеднике в среду Светлой седмицы 23 апреля 2014 г. состоялась презентация отреставрированной иконы «Преподобный Сергий Радонежский в житии». Икона «Преподобный Сергий Радонежский в житии» (конец ХVII – начало ХVIII века) была доставлена в музей в 1926 г. из Спасо-Прилуцкого Димитриева монастыря. На презентации иконы выступил архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан. Настоящий иконописец старался жить такой жизнью, которой жили святые. «Недаром, – сказал архиепископ, –  самые известные иконописцы прославлены Церковью в лике святых – например, преподобный Андрей Рублёв, который написал знаменитую «Троицу» в похвалу своему учителю – Преподобному Сергию».

Мало кто может понять глубокий смысл, заложенный иконописцем в этом образе, подчеркнул владыка. Разные есть толкования, далеко не все из них верны. В одном из своих писем подвижник нашего времени игумен Никон (Воробьев) пишет, что он понял или близок к пониманию, что же значит «Троица» Андрея Рублёва. «Отец Никон, – заметил архиеп. Максимилиан, –  был человеком высокой духовной жизни и смысл этого образа был ему открыт свыше». Также и настоящий иконописец должен вести высокую духовную жизнь. Реставратор, который даёт иконе вторую жизнь, должен стараться жить чистой, высокой духовной жизнью, чтобы понимать автора этой иконы».

Image

Речь идет о письме игумена Никона 1961 г., опубликованном проф. А.И. Осиповым под номером 233 в его подборке писем в память о своём духовном наставнике (Никон (Воробьев), игум. Нам оставлено покаяние. М., 1997): «Я открыл свое объяснение “Троицы” Рублева. Приедешь – расскажу. Уверен в правильности. Не знаю, есть ли где такое объяснение. У Алпатова нет, хотя он и близко подходит.

Н.
6/II–61г.».

Image

Напомним, что на тот момент были известны следующие интерпретации расположения ангелов рублевской «Троицы»:

1-я трактовка: слева (от нас) – Бог Сын, в центре – Бог Отец, справа – Святой Дух (такой версии придерживались: В. Зандер в статье 1930 г. «О символике иконы Троицы Андрея Рублева» (Богословие образа. Икона и иконописцы. Антология. Составитель А.Н. Стрижев. М., 2002. С. 310-326) , Д.В. Айналов (AinalovD. GeschichtederrussischenMonumentalkunstzurZeitdesGroßfurstentumsMoskau, Berlin-Leipzig, 1933. S. 94.).

2-я трактовка: слева – Бог Отец, в центре – Бог Сын, справа – Святой Дух (Н.В. Малицкий (Малицкий Н. К истолкованию композиции «Троицы» // «Seminarium Kondakovianum», 1928. С. 30; Н. Малицкий. Панагия Русского музея с изображением „Троицы” // Материалы по русскому искусству, I. Л., 1928. С. 34., М.В. Алпатов (Алпатов М. «Троица» в искусстве Византии и в иконе Рублева. М.- Судак, 1923-1926; Алпатов М.В. Андрей Рублев. М., 1959), Л.А. Успенский и В.Н. Лосский (Ouspensky L., Lossky V. Der Sinn der Ikonen. Bern; Olten, 1952. S. 203), К. Онаш (Onasch К. Phantastische oder legitime Ikonen-Deutung? Grundsätzliche Bemerkungen zur Deutung orthodoxer Ikonendenkmaler //Theologische Literaturzeitung. 1953. Bd.78, N6. S.322–326).

Так, М.В. Алпатов по поводу размещения каждого из Лиц Святой Троицы пишет: «Как символическое произведение, «Троица» Рублева допускает разночтения. Можно сосредоточить внимание на отдельных фигурах, на ангельских ликах, тогда бросается в глаза, что художник дал каждому из них свою характеристику. Ангел слева сидит напряженно, лик его строгий, почти суровый, черты лица резко обозначены, брови нахмурены, видимо, это изображение повелевающего Бога Отца (не столько изображение, сколько его подобие). Средний Ангел склоняет голову, Его опущенная рука обозначает покорность воле Отца (жест этот имел тот же смысл среди «ангельского чина» – монашества). Только в Его чуть дрогнувших устах угадывается скорбь. Чаша, которая стоит перед Ним, напоминает о жертве, в которую Он приносит Себя. Третий Ангел, самый стройный, одухотворенный, женственный, служит свидетелем диалога двух остальных, склоненная голова означает его согласие с общим решением. Это Третье Лицо Троицы, Святой Дух» (Алпатов М. Андрей Рублев. М., 1972. С. 100).

3-я трактовка: слева – Святой Дух, в центре – Бог Отец, справа – Бог Сын (граф Юрий Александрович Олсуфьев (Олсуфьев Ю. А. Три доклада по изучению памятников искусства бывшей Троице-Сергиевой Лавры. Сергиев Посад, 1927. С. 11); архиепископ Сергий (Голубцов)). Эту версию владыка-иконописец высказал в своём курсовой работе, написанной в 1951 г. по окончании Московской Духовной Академии (опубликована в «Богословских трудах». Т. 22. М., 1981):

«В литературе средний Ангел характеризуется монументальностью фигуры, достигаемой расширением ее базы за счет выступающего широкого рукава правой руки, в которой дана нарастающая сила. Шея его энергично повернута вправо (Олсуфьев Ю. А. Три доклада по изучению памятников искусства бывшей Троице-Сергиевой Лавры. Сергиев Посад, 1927. С. 11). Справа от него сидящий Ангел приемлет взгляд и мысль, струящуюся от среднего Ангела, но не смотрит взаимно на него; он переносит свой взор на третьего, осуществляя собой подобную же связь с обоими Ангелами. Утверждают, что он характеризуется возможной действенностью, потенциально в нем содержащейся (Олсуфьев Ю. А. Три доклада по изучению памятников искусства бывшей Троице-Сергиевой Лавры. Сергиев Посад, 1927. С. 11).

Image

Волевая осанка Ангела, символизирующего Святого Духа, естественна; Он в деле восстановления человека является главным действующим Лицом, почему и молитва наша всегда начинается чтением или пением «Царю Небесный…», т. е. обращением к Святому Духу о созидании в нас храма Божия. «Тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа», – говорит апостол Павел (1 Кор. 6, 19).

Совершенно по-особому характеризован художником третий Ангел. Он оттенен способом тонко проведенного художественного противопоставления первым двум. В нем как бы заключается конец мысли, идущей от первых двух Ангелов. Вернее, он приемлет эту мысль, и она в нем завершает свой круг. В знак ее принятия он опускает правую руку на стол. Весьма правильно отмечена М.В. Алпатовым черта покорности в склонении его головы.

Безусловно, в данной теме искупления содержится и другой догмат – о Боговоплощении. В одежду левого Ангела, однако же, введен новый, зеленый цвет. Не может ли он собой символизировать землю в ее идеальном цветовом выражении? А если можно на этот вопрос дать положительный ответ, то тогда можно поставить и другой вопрос: этот Ангел не олицетворяет ли собой Богочеловеческую природу Сына Божия, соединившего в Себе небо и землю? Не в его ли фигуре, столь полной лиризма, таится последняя творческая мысль художника – запечатлеть в образе решение Предвечного Совета Святой Троицы о воплощении Сына Божия и ниспослании Его на землю как искупительной Жертвы для вос­становления падшего человеческого естества. Окраска в зеленый цвет одежды правого (от нас) Ангела может иметь косвенное на это указание. Рублеву вполне мог предноситься праздник Благовещения, прославляющий Предвечный Совет, решение которого известить некогда пришел Святой Деве Архангел Гавриил.

Как мог преподобный Андрей Рублев, создавая подобный творческий замысел, нарушить догматическую мысль расположением Сына Божия не одесную, а ошуюю Отца? Некоторым оправданием для нас, зрителей, может служить следующая особенность богослужебно-литургического порядка. Обычно мы привыкаем к тому, что правая от престола сторона и в народе считается правой: справа от престола стоят в алтаре старшие служители, кроме предстоятеля, спра­ва стоят мужчины в храме, слева – женщины».

Как поясняет архиеп. Сергий, «в пользу нашего истолкования размещения под видом трех Ангелов всех Лиц Святой Троицы есть суждение заслуженного профессора Ленинградской Духовной Академии Н.Д. Успенского. «Ваша трактовка Святой Троицы, – пишет он автору данной работы, – не только убедительна, но и важна тем, что она наглядно показывает самую гениальность художника. И мне кажется, что Ваше сомнение в связи с тем, что при такой трактовке справа оказывается Третья, а не Вторая Ипостась Святой Троицы, напрасно. Мы исповедуем Сына, «восшедшаго на небеса и седяща одесную Отца», то есть как Ипостась, равночестную Отцу. Но это одна сторона в понимании догмата о Святой Троице. Другая сторона – учение об участии Лиц Святой Троицы в деле домостроительства нашего спасения. Здесь мы исповедуем, что равночестный Отцу Сын «Свет от Света, Бог истинный от Бога истиннаго», воплотился от Духа Святаго. Так и в Евхаристическом каноне Церковь просит, чтобы Отец ниспослал Духа и чтобы Последний претворил хлеб и вино в Тело и Кровь Сына. Получается как бы некая подчиненность Духа Отцу и зависимость Сына от Духа Святаго. Но все это означает не отрицание равночестностей Ипостасей в Боге, а только проявление любви Божией к человеку. А так как Андрей Рублев имел в виду в своей иконе показать эту любовь, то он и располагает Ангелов так, что изображающий Духа Святого оказывается справа от изображающего Отца. Иначе говоря, в своей концепции он идет правильным путем, и основанием ему служит самое учение о домостроительстве нашего спасения, как оно предлагается в Евхаристическом каноне. Ведь не случайно он изображает стол, за которым трапезует Святая Троица, в виде престола и на нем потир церковный с головой агнца. Возможно, что в самом Евхаристическом каноне он находил основание к этой композиции».

В связи с нашим решением опубликовать настоящее сочинение профессор Н. Д. Успенский, подтверждая свое прежнее мнение, вновь написал нам: «Мне было очень приятно читать, что Вы решили опубликовать Вашу кандидатскую диссертацию об Андрее Рублеве и его иконе «Святая Троица». Ваша трактовка композиции этой иконы отличается богословским глубокомыслием. Это Ваше глубокомыслие подсказало Вам и правильное решение композиции иконы, так что композиция иконы подтверждает само православное понимание искупления рода человеческого через воплощение Сына Божия. Если Ваше Высокопреосвященство находит полезным опубликовать и мой отзыв на Вашу трактовку композиции иконы «Святая Троица», могу ли я возражать против этого? Дай Бог Вам успеха! Мое мнение о Вашей трактовке остается прежним, но так как отзыв был написан более двадцати лет тому назад и за это время могли появиться новые работы, близкие Вашей теме, в таком случае, быть может, полезно будет «обновить» отзыв, что, конечно, не изменит моего мнения. Только из этих соображений я просил бы Вас прислать мне его в копии. Ваши соображения о важности публикации Вашей трактовки всецело разделяю» (Из архива архиепископа Сергия (Голубцова). Два письма проф. И. Д. Успенского от 25 ноября 1957 г. и от 12 июня 1979 г.).

Помимо этого, владыка-иконописец считал нужным дополнить в защиту своей трактовки, что «наш порядок размещения в иконе фигур в данном расположении не единичен, его разделял Ю.А. Олсуфьев и, может быть, священник П.А. Флоренский» (Флоренский П., свящ. Столп и утверждение истины. М., 1914. С. 555).

Как видим, архиеп. Сергий (Голубцов) подчеркнул именно те верные наблюдения М.В. Алпатова о покорном поклоне глав среднего и правого (от нас) ангелов, которые могли вызвать положительную оценку игумена Никона (Воробьева). Вместе с тем трактовка архиеп. Сергия (Голубцова) впервые содержала развернутую аргументацию в пользу мнения, что правый (от нас) ангел изображает Спасителя, ниспосланного на землю как искупительная Жертва …

Получается, что ни одна из трех трактовок, бытовавших ко времени открытия игуменом Никоном (Воробьевым) своего объяснения «Троицы» Рублева его не устраивала, но ссылки на М.В. Алпатова позволяют понять, в каком направлении двигалась мысль почтенного старца незадолго до его блаженной кончины 7 сентября 1963 г. Средний и правый (от нас) ангелы склонились в знак покорности воле Отца, которого, следовательно, изображает левый ангел. В отличие от М.В. Алпатова, который считал правого ангела изображением Святого Духа, игумен Никон (Воробьев), отрицавший алпатовскую трактовку, явно склонялся в пользу мнения, что склоненная голова и жест правого ангела, опустившего десницу на престол, со всей очевидностью указуют на Сына Божия. В том же письме, где он сообщает о своём открытии, игумен Никон (Воробьев) мудро наставляет, что «главное – постоянное обращение за помощью к невидимому плотским человеком, но видимому духом Господу, обещавшему всем надеющимся на Него, что и “волос с головы их не падет, без воли Его”» …

Image

Таким образом, появляется совершенно новая трактовка расположения ангелов рублевской «Троицы»: слева – Бог Отец, в центре – Святой Дух, справа – Бог Сын (есть глухая ссылка у Л. Кюпперс (Küppers L. Göttliche Ikone: Vom Kultbild der Ostkirche. Düsseldorf, 1949. S.51), но эта работа вряд ли была знакома игумену Никону в 1961 г.). Профессор-протоиерей Ливерий Воронов ошибочно приписал честь этого открытия архиепископу Сергию (Голубцову), хотя у того, как можно убедиться, были иные воззрения, что слева (от нас) – Святой Дух, в центре – Бог Отец, справа – Бог Сын (Воронов Л., протоиерей. Андрей Рублев — великий художник Древней Руси // БТ. Сб. 14. М., 1975. С. 90): https://www.academia.edu/6020688/_-_

Ту же неточность допустил дьякон Георгий Малков при перечислении сторонников того или иного «вариантов идентификации Лиц» (Малков Ю. “Святая Троица” преподобного Андрея Рублева // Альфа и Омега. № 2/3. М., 1996. С. 335). На эту «грубую» ошибку ему указал казанский прот. Игорь Цветков в своей полемически заостренной статье 2000 г. (Игорь Цветков, прот. Идеи исихазма в иконе Святой Троицы преподобного Андрея Рублева // Православный собеседник. Казань, 2000. № 1): http://kds.eparhia.ru/publishing/sobesednik/one/ideiisihazma/

При этом сам прот. Игорь Цветков делает ошибочное заключение, что якобы «третью версию (слева – Бог Отец, в центре – Святой Дух, справа – Бог Сын) не выдвигал никто (кто такой Л. Кюпперс, которого называет в связи с ней Ю. Малков, ни мы не знаем, ни последний не удосужился пояснить)». На самом деле за год до выхода статьи прот. Игоря Цветковапоявилась первая публикация такой трактовки, которую разделял, как видно, игумен Никон (Воробьев), в юбилейном томе «Богословских трудов», где увидели свет материалы научно-богословской конференции 15-16 апреля 1997 г., посвященной 150-летию Русской Духовной Миссии (РДМ) в Иерусалиме. Её участниками стали иерархи, ранее бывшие начальниками Миссии, клирики и богословы, представители Иерусалимского Патриархата и других Поместных Православных Церквей, ученые-востоковеды, историки, члены Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО). В своём докладе на этой конференции 1997 г. в Свято-Даниловом монастыре наш коллега проф. Олег Германович Ульянов, заведующий Сектором церковной археологии Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, на основе глубокого научного и богословского анализа пришел к выводу, что «Как главное лицо праздника Святой Дух по праву занимает центральное место на иконе «Живоначальной Троицы», чем обусловлена особая праздничность Его одежд, украшенных «клавием». Необходимо отметить, что преподобный Андрей Рублев с особой тщательностью подошел к цветовой семантике одежд, выявляющей внутренние отношения Триипостасного Божества. Так, левый и правый ангелы, сим­волизирующие соответственно Бога Отца и Бога Сына, изображены в одинаковых хитонах небесного цвета. В то же время сочетание синего и красного цвета присуще лишь одеждам центрального и левого ангела, то есть Святому Духу в синем гиматии и вишневом хитоне и Богу Отцу, одежды Которого окрашены в обратной последо­вательности, а цвет одежд правого ангела разнится от центрального, в противном случае было бы допущено каноническое нарушение в духе filioque.

Наконец, зеленый гиматий правого ангела, символизирующего Сына, словно знаменует собою «земное естество», вознесенное Им к небесному престолу. Особо­го внимания заслуживает то, что гиматий правого ангела препоясан справа налево, ведь по русскому обычаю только на мужчине-покойнике одежду застегивали не на правую (как при жизни) сторону, а на левую, как на женщине [64]. Вот почему на руб­левской «Троице» крилия центрального ангела – Святого Духа и правого ангела – Христа разделены жезлом, в то время как крилия левого и центрального ангелов – Бога Отца и Святого Духа – взаимно пересекаются» (Ульянов О.Г. «Филоксения Авраама»: Библейская святыня и догматический образ // Богословские труды. Сб. 35. М., 1999. С. 216-232): https://www.academia.edu/1857640/_Philoxenia_of_Abraham_the_biblical_sanctity_and_the_dogmatic_icon

Image
Стоит заметить, что прот. Игорь Цветков, посчитавший себя «первооткрывателем» («наша концепция содержания рублевской иконы») расположения ангелов рублевской «Троицы» (слева – Бог Отец, в центре – Святой Дух, справа – Бог Сын), стал активно защищать theologoumena в ходе полемики с дьяконом Георгием Малковым: «легкомысленным представляется некритическое отвержение последних двух версий только потому, что “за ними, по сути (?!), нет сколько-нибудь общепринятых традиций – ни богословской, ни иконографической”. Автор забывает, видимо, что икона Святой Троицы была раскрыта в нашем столетии – веке гонений и диаспоры – и богословской традиции ее анализа просто неоткуда было взяться, а единственный знаток иконописи, бывший, кроме того, и богословом – Л. Успенский – вообще отвергал возможность идентификации Лиц на Иконе, о чем упоминает и сам Ю. Малков (кстати, архиеп. Сергий полагает, что сторонником его и Олсуфьева версии был и свящ. Павел Флоренский – неслабая традиция подбирается). Что же касается отсутствия традиции иконографической, то это соображение еще смехотворней – сам же Ю. Малков признается, что во всем мире сохранилось только две иконы Святой Троицы того же иконографического извода, что и рублевская, предшествующие или современные ей – и обе византийские. О какой традиции может идти речь, если все, на что опираются защитники первых двух вариантов, есть либо чуждый Рублеву аллегорический тип, либо позднейшая деградация с достигнутой им вершины?

Странным представляется и упрек Ю. Малкова в “предельной субъективности последних двух трактовок”. В устах научного работника это, конечно, оскорбление, но для богослова здесь нет ничего обидного, ведь и на Образе написаны не объекты, а Субъекты (Лица), а личным богословское суждение просто обязано быть… Характерно и то, что упрек адресован как раз наиболее церковным исследователям, т.е. о. Павлу и архиеп. Сергию (очевидно, лучшему месту его работы, посвященному описанию правого Ангела – Сына Божия). Неприязнь к Владыке со стороны светских искусствоведов вообще трудно объяснить. Совершенно не оправдано, например, обвинение Г.И. Вздорновым его “специальной работы о творении Рублева” в “скованности ее языка”      (Очерки русской культуры XIII -XV веков, часть 2. М., 1970. С. 346). Под последней искусствовед понимает, видимо, насыщенность полновесной богословской лексикой. Тут же он клеветнически приписывает ученому архиерею совершенно уже нелепую идентификацию Лиц – слева направо: Христос, Святой Дух, Бог Отец. – которую Ю. Малков даже не упоминает в числе возможных.

Решение же самого Ю. Малкова (и левый Ангел – Сын, и средний – Сын, только “репрезентирующий (невидимого и непостижимого) Отца”), как бы остроумно оно само по себе ни было, трудно усвоить преподобному Андрею, который едва ли пошел бы на рискованное смешение Ипостасей, особенно если учесть отсутствие на иконе атрибутов Гостеприимства, т.е. собственно Авраама и Сарры. Если же следовать логике автора дальше (особенно с учетом приведенного им места из Иоанна Кантакузина), то и правый Ангел – Сын (репрезентирующий невидимого Духа Святого), и возможность различения Лиц вообще пропадает. Error fundamentalis здесь, как и во всех без исключения толкованиях великого Образа, – полное забвение Ипостаси Духа, хотя, например, приводимые Ю. Малковым прекрасные слова Симеона Нового Богослова прямо-таки толкают к правильной интерпретации. Но авторам нечего сказать о Третьем Лице. Создается ужасное впечатление, что они вообще “не в курсе”, зачем Это Лицо в Троице появилось и что оно там делает (для большинства – присутствует)».

«Разноречивость отождествлений фигур Ангелов с Лицами Пресвятой Троицы» является, по справедливому замечанию прот. Игоря Цветкова, следствием «непонимания места в Ней Святого Духа. Третья Ипостась, практически для всех, – фигура второстепенная, “проходная”, в полном соответствии с их явным или бессознательным западничеством, филиоквизмом. Дух Образа остается им чужд, как ни странно, именно оттого, что это Образ Духа. Отсюда же усердная психологизация иконы, доходящая до невольной клеветы на нее (Гусева Э.К. Рублев А. Из собрания Государственной Третьяковской галереи. М., 1990. С. 32; Лифшиц Л.И. Русское искусство X -XVII веков. // Русское искусство X – начала XX века. Μ., 1989)».

Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам (Мф. 12, 31)

Критикуя ошибочные измышления о рублевской «Троице», широко кочующие из текста в текст в современном искусствоведении, прот. Игорь Цветков предостерегает, что «простота рублевской иконы в высшей, т.е. символической, степени обманчива, и браться за толкование ее смысла, не обладая хотя бы малой долей богословской мудрости преподобного Андрея, и бесполезно и рискованно. Идентификации же всех исследователей опираются главным образом, на эмоциональное впечатление и чувственно – эстетический подход к сверхчувственно – онтологической реальности, выраженной прекрасным Образом. Для проф.-прот. А.А. Ветелева, напр., поворот головы среднего Ангела-“державный”, а для Н.А. Деминой, тоже православной, этот Ангел “склоняет голову с тихой грустью, любовно”. Но обоим кажется, что такое “чувство” характерно для Личности Отца. Тот же А.А. Ветелев считает Святого Духа настолько несамостоятельной и “неустойчивой” Ипостасью, что соответствовать ей на иконе может только правый Ангел. Наоборот, для архиепископа Сергия (Голубцова) “естественна волевая осанка Ангела, символизирующего Св. Дух”, т.е. левого. Почему два серьезных богослова держатся полярно противоположных воззрений? – Скорее всего, в угоду предвзятой концепции (не правы и тот и другой). Все без исключения исследователи выделяют из Троицы Двоицу (как правило, наиболее “понятную” – Отца и Сына), а об “оставшейся” Ипостаси довольно безответственно утверждают то, что с их точки зрения психологически наиболее убедительно. В результате оказывается, что все бытующие способы идентификации Лиц Святой Троицы на иконе, неудовлетворительны как в формальном, так и в содержательном отношении».

Как полагает прот. Игорь Цветков, «дело осложняется еще тем, что большинство церковных исследователей (о. Александр Салтыков, диакон Андрей Кураев (Кураев А. “Троица” Рублева // “Слово” № 1, 1990), инок Григорий (Круг) (Григорий (Круг), инок. Мысли о Святой Троице // Православная Икона. Канон и стиль. М.,1998. С. 276) и др.) склонны принимать алпатовскую интерпретацию среднего Ангела как Сына Божия … не вполне адекватной, на наш взгляд, является литургическая интерпретация иконы, на которой особенно настаивает о. Александр Салтыков (Салтыков Α., прот. Икона Святой Троицы преподобного иконописца Андрея (Рублева) и тринитарный догмат. //Искусство христианского мира. М., 1998). Он видит в образе момент (?!) евхаристического канона, когда предстоящий перед Чашей священник благословляет ее. Средний Ангел, по мнению о. Александра Салтыкова, и есть Сам Первосвященник Иисус Христос. Неверно здесь прежде всего то, что при таком толковании не литургия становится символом троической Жизни (Царства), а Троица-символом литургии, “вместообразные” литургии оказываются выше их Прообраза. Но Троица вообще ничего не символизирует,- это Последняя Реальность, к Которой направлены все символы! Для богослова должно быть очевидно, что “действие” иконы “происходит” в умном пространстве Вечности, – именно поэтому “отсутствует все второстепенное, нет ни Авраама, ни Сарры”, а не для того, чтобы сделать “акцент на литургическом аспекте”.

Прямолинейный счет Ангелов слева направо (Левый – Первый, Средний – Второй, Правый – Третий) говорит о том, что и о. Александр Салтыков разделяет заблуждение искусствоведов о центральном положении среднего Ангела и не учитывает кругового построения композиции. Оно ведь плохо укладывается в литургическую концепцию. И хотя разговор божественных Лиц, несомненно, “идет” о Жертве, использование святого Образа Троицы в качестве символа, даже иллюстрации церковного таинства, выглядит все-таки как неоправданный abusus и чем-то напоминает современный католический евхаристизм».

Не меньшие возражения у прот. Игоря Цветкова вызывают и взгляды искусствоведа И.К. Языковой, утверждающей «неизвестно почему», что «”дуб Мамврийский” должен быть именно за спиной Бога Отца. “Древо жизни” у нее, уже совсем непонятно почему, также ассоциируется с Первой Ипостасью (Языкова И.К. Богословие иконы. М., 1995)». А уж такие перлы И.К. Языковой в её «учебном пособии», что якобы «Средний ангел это Отец, но изображен Он в одеждах Сына, т.к. Отца не следует вообще изображать», можно отнести, в лучшем случае, лишь на счет женской склонности к переодеванию:-)

В декабре 2013 г. с легкой руки митрополита Илариона (Алфеева), написавшего предисловие к переизданию этой книжки, И.К. Языкова была включена в новый состав Синодальной библейско-богословской комиссии РПЦ …

© Блог экспертов Музея имени Андрея Рублева, 2014.