ФАЛЬШАКИ

Mundus vult decipi, ergo decipiatur

 спас

Оригинал взят у expertmus в ФАЛЬШАКИ 

От редакции. Помнится, какой огромный общественный резонанс возник вокруг скандальной кражи из Эрмитажа, который даже вынудил президента Путина дать поручение в 2006 г. провести тотальную инвентаризацию музейных фондов – кому бы вы думали? … нынешнему премьеру Д.А. Медведеву: http://expertmus.livejournal.com/63462.html

Столь масштабная проверка музеев должна была пройти впервые в нашей стране, ведь предыдущая проводилась в СССР с 1976 по 1988 год (целых 12 лет!). И что же: как только шум в российских СМИ поутих, путинское поручение было спущено на тормозах, и вместо всеобъемлющей инвентаризации всех экспонатов в музейных хранилищах страны была проведена лишь выборочная проверка наличия:-(

Стыдно сказать, но Россия в XXI веке до сих пор не располагает даже полным банком данным на все свои музейные коллекции, какое уж там Сколково! У чиновников налицо значительные расхождения в оценках объемов российского музейного фонда: Михаил Швыдкой в бытность руководителем ФАКК Роскультуры называл цифру в 50 млн. ед.хр., бывший замруководителя Росохранкультуры Анатолий Вилков говорил уже о 100 млн., бывший замминистра культуры Андрей Бусыгин озвучил общее количество музейных предметов в 72,7 млн. единиц, а бывший замруководителя Росохранкультуры Виктор Петраков в октябре 2008 г. указал 83 млн. проверенных комиссией предметов…

Как ни странно, новый министр культуры Владимир Мединский совершенно отстранился от задачи тотальной инвентаризации музейных фондов, указанной 7 лет назад Путиным, зато проводит одну зарубежную выставку за другой, хотя эксперты не раз предупреждали, что бесконтрольный вывоз экспонатов создает благоприятную среду для подмены подлинников. Дело в том, что в СССР в своё время вышло постановление Минкультуры об обязательном исследовании всех произведений искусства, участвовавших в зарубежных выставках, дабы избавиться от фальшаков. Теперь таких требований нет, поэтому директор галереи «Совком» Юрий Тюхтин, например, вполне допускает, что «подмены оригиналов широко распространены, так что во время проверки музеев я порекомендовал бы обращать внимание не только на наличие экспонатов, но и на их подлинность»!

До 1918 г. как одно из самых достоверных произведений великого иконописца Древней Руси прп. Андрея Рублева в среде знатоков была известна икона, называвшаяся тогда «Большим Спасом» («Спас оплечный») из собрания К.Т. Солдатенкова (88,8 x 70,5). Даже Грабарь утверждал, что это «единственная икона, не противоречащая нашему сегодняшнему представлению о Рублеве». Между тем, «легенда» у этого образа была весьма сомнительна: будто бы знаменитый собиратель Козьма Терентьевич Солдатенков (1818–1901) приобрел его у некоего «огородника», который завладел им, подменив на копию, при ремонте Спасо-Андроникова (Саввино-Сторожевского?) монастыря (Лихачев Н.П. Манера письма Андрея Рублева. Реферат, читанный 17-го марта 1906 года. СПб., 1907 (ОЛДП, CXХVI). С. 54, 56).

Подобное святотатство было широко распространено среди старообрядцев: так, купец-федосеевец Иван Стрелков из Лефортово, подкупив кремлевских сторожей, похитил иконы из Успенского собора и церкви Двенадцати апостолов путем подмены подлинников на копии (ДДЗ. ЧОИДР. 1885. Кн. 2. Отд. V. С. 15; ДДЗ. ЧОИДР. 1886. Кн. 1. Отд. V. С. 156-157). В солдатенковском особняке на Мясницкой «рублевской» иконе было отведено самое почетное место в моленной, откуда после 1917 г. она была вывезена наследником А.К. Солдатенковым в Прагу (на обороте печать о разрешении вывоза за границу). Там ее впервые исследовал с помощью рентгена археолог Николай Петрович Толль (1894-1985), директор Института им. Н.П. Кондакова в 1932-1938 гг., подтвердивший рублевскую атрибуцию в своей публикации (Толль Н.П. Икона Спасителя из собрания К.Т. Солдатенкова // Seminarium Kondakovianum. Recueil d’études. Archéologie. Histoire de l’art. Études byzantines. VIII. Prague / Прага, 1933. С. 209–217. Табл.  XV (резюме на англ. яз.: Toll N. The Icon of Our Saviour in the Soldatenkov collection)). По данным Толля, живопись иконы неоднократно подвергалась реставрациям ввиду значительных утрат, вплоть до доски (вместе с левкасом и паволокой она сдублирована на новую доску). Слева по контуру головы левкас частично заменен (внизу и верху), а фон написан охрой под оклад. На лике отмечено два слоя поновлений, точно следующих авторской живописи, на снимке видно, что записи частично оставлены. Голова оконтурена тонкой линией золота, как на пядничной иконе «Спас в силах» из ГТГ (см. илл.).

 
спас2

Спас в силах.
18,0 х 16,0.
Фальшак из собрания К.Т. Солдатенкова.
ГТГ. Инв. 22124.
Поступил в Третьяковку из ЦГРМ в 1932 г.
В пользу авторства Рублева или его круга – В.И. Антонова, В.Н. Лазарев, С.С. Чураков, В. Г. Брюсова, Ю.А. Пятницкий, Г.И. Вздорнов, Э.С. Смирнова, против – М.В. Алпатов.

Помимо исследования 1933 г., солдатенковский Спас в Праге был подвергнут реставрации в Археологическом институте имени Н.П. Кондакова художником Е.Е. Климовым в 1944 – 1945 гг. и вновь назван Н.Е. Андреевым «работой Рублева». Тем не менее, наследникам К.Т. Солдатенкова не удалось продать образ, т.к. никаких следов врезка на новой, липовой доске XIX в. с дубовыми шпонами эксперты в Праге не смогли обнаружить. В 1951 г. икона поступила из иностранного отдела АН СССР в Третьяковку (ГТГ. Инв. 30350), где была сразу осмотрена известным реставратором И.А. Барановым (из холуйских иконописцев), расчищавшим фрески Московского Кремля. В 1957 г. её исследовала в ГЦХРМ рентгенолог М.П. Виктурина, которая после 4 (!) рентгенограмм обнаружила линию врезка, ветошь, а также фрагменты нового красочного слоя. Там же А.Н. Баранова раскрыла живопись образа под наблюдением Н.Н. Померанцева, который признал в нём один «из рублевских шедевров» (Померанцев Н.Н. Андрей Рублев // Советский Союз. 1960. Сентябрь. С. 41). Это позволило выставить икону на юбилейной выставке в Москве, посвященной 600-летию со дня рождения Андрея Рублева (Выставка, посвященная шестисотлетнему юбилею Андрея Рублева / авт.-сост. Е.Ф. Каменская, М.А. Реформатская, Н.Б. Салько, под ред. В.И. Антоновой; вступ. ст. В.И. Антоновой. М., 1960). Однако художник Павел Корин тогда же вынес свой вердикт: «Не Рублев!». В лаборатории реставрации и консервации, которую развернула в Каретном сарае Третьяковки снс отдела экспертизы ГТГ Мильда Петровна Виктурина, дебаты об авторстве солдатенковского Спаса могли бы продлится бесконечно, если бы Иван Андреевич Баранов наконец не признался лично Виктуриной, что «мой это «Спас», мой! Я таких полным-полно написал…».

Действительно, И.А. Баранов в 1920-е гг. трудился в отделении ЦГРМ при ЗИХМ, где было поставлено на поток изготовление фальшаков «под Рублева» для перепродажи за границу. Причем ни один специалист не мог отличить их от подлинников – так виртуозно были сработаны! По словам М.П. Виктуриной, И.А. Баранов старил дерево следующим образом: «опускал досочку в холодный мясной бульон и сутки морил. А когда вынимал, отличить ее от старинной было практически невозможно. Потом он снимал с древних икон, не поддающихся реставрации, ткань – уже ветошь, – наклеивал ее на свою выморенную в бульоне доску и писал по ней темперой лики святых». Для сравнения можете познакомиться с безграмотными разлагольствованиями в программе «Православная энциклопедия» «доктора искусствоведения профессора» Геннадия Попова (см. видео выше), что для старения иконы «на доску клали сырое мясо, и кровь пропитывала ее с двух сторон»?! Наверное, на фоне таких «экспертов» любой министр культуры может себя чувствовать ну прямо Соломоном и не гнать их в шею:-)

Кстати, фальшаки для прикрытия вывозились из СССР в составе международных выставок, где они были перемешаны среди оригиналов и копий. Например, лаврская копия рублевской «Троицы» была создана И.А. Барановым и Г.О. Чириковым в 1926–1928 гг. к передвижной выставке «Русские иконы», проходившей в 1929–1932 гг. в Германии, Англии и США; см. статью Ю.А. Олсуфьева (Yoori A. Olsufiev. The Development of Russian Icon Painting from the Twelfth to the Nineteenth Century // The Art Bulletin, Vol. 12, No. 4 (Dec., 1930). P. 347-373), а также мемуары искусствоведа Альфреда Барра, посетившего Лавру на святках 1928 г. Западный эксперты в один голос восхищались абсолютной точностью копирования: «a copy of such extraordinary perfection that one felt that little had been lost» (Roger Fry. Russian Icon-Painting from a Western-European Point of View // Masterpieces of Russian Painting. Ed. вy M.Farbman. London, 1930. Р. 56). Именно тогда, как установил Владимир Тетерятников (1938–2000), на антикварный рынок Америки и попало из России большинство фальшаков!

спас3

Спас (оплечный).
49,0 х 36,0.
Частное собрание.
Появился на антикварном рынке России в 2000 г. с датировкой «2-я половина XI в.» при весьма загадочных обстоятельствах.

В журнале «Наше наследие» (2001. № 58) ему было посвящено аж 2 статьи! В одной – отечественный реставратор Виктор Филатов, обратив внимание на дублетную доску, шпонки-«ласточки» и разницу кракелюров на древнем и новом левкасе, предположил реставрацию иконы в 1920-е гг. в России (ЦГРМ?). Другой автор Энгелина Смирнова, исходя из технологических особенностей иконы (характер расчистки и тонировок, вид позднего грунта на фоне и полях, дублирующая доска), высказалась за происхождение иконы из старообрядческой среды и оставила датировку XII в., оговорив ближайшие аналогии «в русской живописи XV в. (при всей разнице стилистических приемов), включая икону «Спас Вседержитель» из Звенигорода (ГТГ), приписываемую Андрею Рублеву». То есть точь-в-точь та же история, что и у солдатенковского Спаса!

В последние годы фальшаки стали изготавливать на самом высоком технологическом уровне. Тот же ван Меегерен, «прославившийся» подделками «раннего» Вермеера, с успехом имитировал кракелюры с помощью туши для придания им более «древнего» вида (см. видео). На Западе сейчас производятся специальные ингредиенты для создания кракелюра, так что и трещины красочного слоя «на месте», и красители с левкасом те, что «нужно», да и приемы поновления ликов идентичны, коли фальсификаторы знают назубок особенности всех стилей древнерусской иконописи:-) Современные фальшаки с успехом проходят даже техническую экспертизу с применением инфракрасной съёмки и ультрафиолетового подсвечивания, ведь появилось немало «антиэкранирующих» лаков и напылений, способных ввести в заблуждение неискушенных коллекционеров и малоопытных экспертов.

Руководитель иконописного центра «Русская икона» Елена Князева не скрывает, что «технологически можно сделать все что угодно, ни один эксперт не поймает. И рентген пройдет, и цветовые пробы». Как призналась недавно замдиректора Департамента господдержки искусства Минкультуры РФ Екатерина Селезнева, бывший г.хранитель Третьяковки: «Подделки существовали всегда, но такого пугающего количества раньше не было. Мне представляется, что всем этим заправляет некий международный квалифицированный картель. Там работают очень грамотные искусствоведы, талантливые исполнители копий, которые очень хорошо разбираются в новейших технологиях. Музейную маркировку не сложно уничтожить. Иногда, конечно, на задник картины ставится штамп, особенно если картина дублированная, то есть наклеенная на другой холст. В других случаях маркировку ставят на обороте полотна, на подрамник, а на самой картине нет никаких следов. Со скульптурой и прикладным искусством еще проще — инвентарные номера клеятся на тоненький лак или клей, и стереть их никакого труда не составляет». О размахе оборота фальшаков говорит красноречивый пример, что подделки обнаружены даже в коллекции бывшего директора ФСБ РФ Путина!

Вышеупомянутый эксперт Владимир Михайлович Тетерятников неоднократно высказывался в прессе о безответственности и корысти российских искусствоведов, особенно в профессорском звании. Рассказывал, как их «ценят» западные жулики:-) Характерно, что в Третьяковской галерее, когда работавший там Тетерятников выявил в фондах 20 (двадцать!) фальшаков и поднял вопрос о полномасштабной экспертизе икон, администрация на это не пошла. А вот второй по величине музей в Нью-Йорке и один из крупнейших в США Бруклинский музей публично объявил, что около десяти из тридцати предметов коллекции коптского искусства, хранящихся в египетском отделе, являются подделками или были серьезно переработаны в позднейшее время, и даже устроил в феврале 2009 г. выставку фальшивок, чтобы привлечь внимание музейщиков и публики к проблеме возможных подделок, которые могут находиться и в других музеях США. Об этом предупреждал еще в начале 1970-х американский византинист из Балтимора Гари Викан (Gary Vikan), что в музейных коллекциях могут находиться фальшивые предметы византийского или раннехристианского искусства.

Так что легко можете себе представить состояние одной из хранительниц икон в нашем Музее имени Андрея Рублева, когда она с ужасом обнаружила вместо подлинников фальшаки:-( К сожалению, вместо того чтобы бить во все колокола, она имела неосторожность поделиться сем фактом со священником Александром Салтыковым, который не раз был уличен во лжи: http://expertmus.livejournal.com/15340.html. Как вы уже догадываетесь, хранительница была незамедлительно уволена погрязшим в беззакониях директором ЦМиАР Геннадием Поповым.

Под стать главе музейной администрации и его окружение, взять хотя бы сотрудницу Комашко Наталью Игнатьевну 1961 г.р., которая ухитрилась под боком у директора держать свою частную конторку по выдаче экспертиз:-) К чему это приводит поведал коллекционер Виктор Бондаренко: «Я купил как-то икону с инвентарным номером Александра III, экспертиза которой была дана Музеем Андрея Рублева. Естественно, мне и в голову не пришло, что икона, экспертизу которой дало такое уважаемое учреждение, может быть краденой. Вскоре … приехала опергруппа: икона оказалась краденной из музея города Иваново».

В нашумевшем в России скандале вокруг супругов Преображенских, владельцев галереи «Русская коллекция», оказались замешаны эксперты Третьяковской галереи и Центра им. Грабаря, которые выдали сертификаты «подлинности» на подделки. Из той же Третьяковки уволилась и М.П. Виктурина после того, как в ходе экспертизы картины «Работа в саду» сомнительного авторства ей предложили взятку в $500, а после категорического отказа была назначена повторная экспертиза с отстранением её экспертов, и картина была атрибутирована … как «подлинная». На столе у министра культуры Авдеева лежит заявление от владельца картины русского художника И. Шультце от 02.07.2010 г., что завотделом научной экспертизы ВХНРЦ Анна Киселева вымогала у него $ 20 тыс.

афера

О криминальном характере института экспертизы произведений искусства в России рассказывает фильм Владимира Рощина «Ошибки или афера» (2009), недавняя презентация которого состоялась накануне III международной выставки-ярмарки «Коллекционер» в Петербургском центральном выставочном зале «Манеж». Правда, в фильме не сказано об отсутствии экспертиз на подлинность вернувшихся с зарубежных выставок коллекций. В своё время в СССР вышло постановление Минкультуры об обязательном исследовании всех произведений искусства, участвовавших в зарубежных выставках, дабы избавиться от фальшаков. Теперь таких требований нет, поэтому директор галереи «Совком» Юрий Тюхтин вполне допускает, что «подмены оригиналов широко распространены, так что во время проверки музеев я порекомендовал бы обращать внимание не только на наличие экспонатов, но и на их подлинность». Так что, Михал Борисович, нужно опасаться не «поставщиков скрытой информации», а ФАЛЬШАКОВ🙂 Фальшаками бывают не только иконы, но и люди…

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s