Судьбы реликвий и захоронений Парижа

Оригинал взят у expertmus в Судьбы реликвий и захоронений Парижа


Гробница великого сенешаля Бургундии Филиппа По (Tombeau de Philippe Pot, 1428 – 1493), Лувр, Париж 
От редакции. Напомним, что в начале июля 2012 г. в Вене разразился скандал после того, как вандал вскрыл могилы двух известных композиторов XIX в.: Иоганнеса Брамса и Иоганна Штрауса. Злоумышленник украл челюсти музыкантов, а потом отослал видеозапись своего “кощунства” властям. По ней-то полиция и напала на след грабителя.
Говорят, он известен как OJ. Вандал совершил безумства и на других могилах на центральном кладбище Вены. Сам грабитель похвастался на видео, что у него уже коллекция из разных частей скелетов знаменитостей. Власти бросились проверять на сохранность другие захоронения: Людвига ван Бетховена, Франца Шуберта, Арнольда Шенберга …
Святые реликвии всегда были предметом поклонения и коллекционирования. Все началось еще в IV н.э. когда, как утверждает французский летописец Грегуар Турский, супруга Клотара I Радегонда разослала своих людей в разные концы страны дабы заполучить святые реликвии. Это первое из документальных свидетельств, отмечающее факт поиска и приобретения реликвий.

Реликвии

Наиболее других известна история с приобретением Людовиком IX Святым у последнего императора Латинской империи Балдуина II де Куртене (Baudouin II de Courtenay) Тернового венца Христа по баснословной тогда цене 20.000 ливров чистым золотом. Правда, два парижских аббатства Сен-Дени и Сен-Жермен-де-Пре были уверены, что именно у них находятся настоящие Терновые венцы. Однако этот факт не остановил набожного короля, благодаря чему была воздвигнута жемчужина средневековой архитектуры – часовня Сент-Шапель (Святая капелла), специально построенная для хранения реликвий (см. фото).



Сделка  между Людовиком IX Святым и
Балдуином II де Куртене была совершена в 1239 г., а уже в 1247 г. тот же самый Балдуин II продал французскому королю все, что еще оставалось в Константинополе: основную и большую часть Креста, на котором был распят Христос; кровь Христа; пеленки, в которые Его заворачивали, когда Он был ребенком; скатерть, которой был накрыт стол во время Тайной вечери; молоко Богородицы; наконечник копья, которым римский легионер ранил Христа; губку с уксусом, которую Ему предложили вместо воды; часть савана; плеть Моисея, фрагмент главы св. Иоанна Крестителя и многое другое, что потом было сожжено на Гревской площади во время всплеска антирелигиозного революционного энтузиазма. Но тогда все это было помещено в уже почти отстроенную к тому времени часовню Сент-Шапель (1948). Реликвии находили очень широкое применение в религиозной и в повседневной жизни: на них подданые королей приносили клятвы, ими оберегались от болезни или дурного глаза.


Людовик Святой умер во время восьмого крестового похода в Тунисе. Тело короля было перевезено Карлом Анжуйским на Сицилию и погребено в соборе неподалеку от Палермо в городе Монреале, где и сейчас в алтаре хранится урна с его внутренностями. Впоследствии останки Людовика Святого были перенесены в усыпальницу королей Франции – собор Сен-Дени, где, судя по описаниям современников, для них была сооружена редкая по красоте и богатству гробница, а во времена Великой французской революции они были выброшены на помойку. Такова была судьба останков всех французских королей, захороненных в соборе Сен-Дени, за исключением Людовика XVI, который в то время был еще жив.

Тела

Людовику XVI отрубили голову во времена революционного террора. Это произошло на гильотине, расположенной на площади Согласия (бывшая Королевская площадь). В соответствии с решением Конвента его тело было предано земле, а точнее – извести, поскольку тела казненных тогда пересыпали слоями извести. Все было сделано в строжайшей тайне, чтобы избежать возможного паломничества на могилу последнего монарха, хотя все в Париже прекрасно знали, где именно захоронено его тело, там же где и тела всех других казненных – на маленьком кладбище, возле церкви Мадлен, расположенном неподалеку от площади Согласия на улице Анжу.

Кроме Людовика XVI, на кладбище Мадлен были захоронены тела 133 человек, погибших в давке во время праздничного салюта в честь свадьбы короля Людовика XVI и королевы Марии-Антуанетты, а также тела швейцарской гвардии, почти полностью уничтоженной восставшим народом возле дворца Тюильри 10 августа 1792 г. Там же была захоронена и сама Мария-Антуанетта, последовавшая за своим супругом 16 октября 1793 г., а также убийца Марата Шарлотта Корде (Charlotte de Corday) и знаменитая Олимп де Гуж (Marie-Olympe de Gouges), 22 жирондиста, гильотинированных по решению Конвента 10 брюмера Второго года революции.

Живший по соседству с кладбищем отставной магистр Деклозо (Pierre-Louis-Olivier Descloseaux) присутствовал на церемонии погребения Людовика XVI. Через некоторое время он купил ту часть пустыря, где проводились захоронения, и отгородил место погребения короля и королевы, посадив там ивы и кипарисы. Во времена Реставрации Людовик XVIII предпринял поиски места захоронения тел своего брата и его жены Марии-Антуанетты и благодаря Деклозо легко их нашел.

18 и 19 января 1815 г. была проведена эксгумация королевских останков, очень проникновенно описанная у Шатобриана в «Замогильных записках». 21 января 1815 г. – ровно через двадцать два года после казни – останки короля и королевы были торжественно перевезены в королевскую усыпальницу в собор Сен-Дени, где они находятся и сейчас. Людовик XVIII наградил Пьера Деклозо орденом Святого Михаила, назначил ему королевскую пенсию, а участок кладбища выкупил и на свои средства и средства герцогини Ангулемской повелел соорудить там поминальную часовню (освящена в 1826 г.). Часовня находится там и по сей день: ул. Анжу, № 62.

Внук могильщика этого кладбища Пьер Севест также присутствовал при захоронении тела монарха, а при эксгумации он принимал активное участие в опознании тела. В знак благодарности он получил разрешение открыть в пригороде Парижа театры. Один из них – театр Ателье. А именем Севеста названа одна из улиц на Монмартре.

Сердца

Из всех человеческих органов, продолжающих свое существование отдельно от тела, после смерти погребенного, первое место занимает человеческое сердце. Широко известно, что тело знаменитого польского пианиста и композитора Фредерика Шопена покоится на кладбище Пер-Лашез, а вот его сердце находится на его родине – в Польше, в нише одной из колонн варшавского костела Святого Креста. Но это скорее конец, а не начало многочисленных странствий сердца, отделенного от тела, поскольку именно сердце всегда рассматривалось как вместилище человеческой души. Так Генрих IV, продолжая уже сложившиеся в христианстве традиции, еще при жизни завещал свое сердце королевскому военному колледжу в городе Ла Флеш. Людовик XIII и Людовик XIV, в свою очередь, свои сердца завещали церкви святых иезуитов (сейчас это собор Сен-Поль в Маре).
Со временем не только королевские сердца после смерти тела отправлялись для хранения в освященные или же дорогие им места, но и сердца менее знатных особ. Именно этим объясняется наличие, например, в соборе Дома Инвалидов целых 75 сердец великих людей Франции, что больше, чем останков в Пантеоне, но меньше, чем хранилось в Валь-де-Грас при Старом режиме. Правда, в Доме Инвалидов наблюдается и обратное. В некоторых случаях там погребены только тела, в вот сердца находятся в других местах. Таковы случаи генерала Лабуазьера и генерала Бессьера.

Первое из сердец, которое было погребено в соборе отдельно от тела – это сердце великого Вобана. Сам полководец, маршал Франции, великий военный инженер Себастьен Ле Претр, маркиз де Вобан был похоронен у себя в имении Базоше, а сердце Вобана было перенесено в собор Дома Инвалидов по указу Наполеона I 26 мая 1808 г. Там находится и сердце Жан-Батиста Эбле, бывшего начальником строительства мостов в войсках Наполеона, благодаря мостам которого наведенным через Березину Великая армия и ушла из России.


Крипта Наполеона из красного порфира

В соборе Дома Инвалидов находится единственное женское сердце, удостоенное такой великой чести. Это сердце Мари Морий де Сомбрей, оставшейся в истории под именем «героини стакана с кровью». Ее отец был управляющим Дома Инвалидов. Когда в поисках оружия революционный народ ворвался в помещение Дома Инвалидов, то их предводитель некий Майяр пригрозил убить отца Мари, если она не выпьет стакан с кровью. Мари не колеблясь, выпила стакан с кровью только что казненного на гильотине контрреволюционера и воскликнула: «Да здравствует Нация!», благодаря чему и осталась жива. Потом она бежала из Парижа и вернулась во Францию только после восстановления монархического режима. Многие исследователи считают, что это только красивая легенда, но она оказалась очень живучей, к тому же её обессмертил в своих стихах сам Виктор Гюго.
Другие органы человеческого тела

Не только сердца, но и другие органы великих людей хранятся в разных местах Парижа. Мозг Вольтера хранится в театре Комеди франсэз (Comédie-Française). После смерти Вольтера вскрытие его тела проводил медик Митуар. Он долго хранил мозг Вольтера у себя дома, однако наследники великого философа потребовали его вернуть. Мозг был им возвращен и в результате в 1924 г. был передан в театр Комеди Франсез, в обмен на право пользоваться двумя креслами партера пожизненно.

Театр французской комедии хранит у себя и челюсть Мольера, хотя есть сомнения в том, что это именно его челюсть. Мумифицированная голова кардинала Ришелье хранится в часовне Сорбонны. Ее ежегодно выставляют в день вручения дипломов, а почечные камни Сен-Бева хранятся в библиотеке медицинского факультета Сорбонны. Среди реликвий встречаются также и другие части тела: пальцы, зубы, кости, ребра и волосы, кстати, волосы среди реликвий встречаются довольно часто.

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!