Фальшивая могила Андрея Рублева, или Ресторан на костях в древнем Спасо-Андрониковом монастыре

Оригинал взят у expertmus в Фальшивая могила Андрея Рублева, или Ресторан на костях в древнем Спасо-Андрониковом монастыре 

Произведения величайших мастеров прошлого – художников, скульпторов, ювелиров -практически без учета и достойного присмотра пылятся в запасниках российских музеев. И это еще полбеды. Пыль можно и мягкой кисточкой смести, главное, чтобы мыши полотна не погрызли. Ужас состоит в том, что исторические и культурные ценности расхищаются при попустительстве, а иногда и прямом участии сотрудников и руководителей государственных галерей и архивов. Ради сиюминутной выгоды директора музеев разоряют вверенные им святыни и, в буквальном смысле, устанавливают в древних стенах «печатный денежный станок» для личного обогащения.
Музейная дикость
Сохранение достояния республики (кстати, «Достояние республики» – тоже замечательная «обучающая» кинолента) во многом находится за пределами компетенции полиции. На сегодняшний день не существует единого общероссийского каталога предметов, представляющих историческую и культурную ценность, находящихся в музеях. Практически отсутствуют не то, что видеоматериалы, но даже фотографии экспонатов в региональных музеях. Да что там регионы! Даже в печально известном Эрмитаже есть фотографии лишь 10% раритетов! Если же говорить в целом о России, то из восьмидесяти миллионов музейных экспонатов хранители удосужились сфотографировать лишь два миллиона. Причем примерно половина снимков – черно-белые, сделанные редкими патриотами-искусствоведами в сороковые годы прошлого века. Описания экспонатов невозможно читать без слез. Зачастую они состоят всего лишь из ОДНОГО слова – «портсигар»,«подсвечник», «канделябр», «пудреница». Не написано даже, из какого материала изготовлена вещь. Трудно было приписать хотя бы «серебряный» или«бронзовый». Съемка экспонатов в наше время на цифровой фотоаппарат не требует никаких затрат на пленку, проявку и т. д. Почему этого не делается, мы рассмотрим немного позднее. Аналогичным образом остепененные звучными научными титулами хранители описывают и картины знаменитых художников стоимостью в миллионы долларов. Это не шутка, а горькая правда. Описание большинства картин великих мастеров содержит лишь ОДНО слово: «пейзаж», «натюрморт», «портрет». То есть в случае явного хищения или замены подлинника на подделку невозможно точно определить принадлежность того или иного предмета к конкретному музею, если он даже «всплывет» на черном рынке и попадется на глаза оперативнику.

От редакции официального блога научного коллектива Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени прп. Андрея Рублева: как уже сообщалось в музейном блоге, одной из наиболее распространенных ныне коррупционных схем является проводка через сайт госзакупок т.н. «контрактов» на создание тех или иных сайтов Министерства культуры РФ, в которых замешаны главы музейных администраций вместе с аффилированными министерскими чиновниками. Как говорят эксперты, за разработку такого сайта заказчик обычно платит максимум 5-7 млн рублей. Между тем, Министерство культуры РФ Минкультуры заказывает сайты за 76 млн рублей и порталы за 248 миллионов рублей (!): http://rublev-museum.livejournal.com/246961.html

Когда же «деньги отмыты», а проплаченного из федерального бюджета сайта как не было так и нет, то чиновники Министерства культуры РФ вместе со своими подельниками в руководстве федеральных музеев спешно ищут «стрелочников», на кого можно было бы «повесить» растрату государственных средств в крупном размере))) Так вышло и в нашем Музее, откуда был в спешке уволен 27.08.2015 г. главный специалист ФГУП “ГИВЦ Минкультуры РФ” (с 01.07.2009) и одновременно зав.сектором информатизации Музея имени Андрея Рублева Владимир Васильевич Чистяков. Тем временем Министерство культуры РФ вновь ищет разработчика информационного мультимедийного ресурса культурно-просветительской направленности, начальная (максимальная) цена госконтракта составляет 19,7 миллиона рублей, как следует из заявки, размещенной на портале госзакупок…

Придуманный юбилей Рублева

А бывают и такие происшествия, когда руководство музеев по собственной инициативе и в погоне за сиюминутной выгодой уничтожает или разоряет памятники истории и культуры. Речь идет о Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Три года назад директор этого исторического ансамбля Спасо-Андроникова монастыря, входящего в список мирового наследия ЮНЕСКО, Геннадий Попов начал строительство РЕСТОРАНА прямо в стенах священного места. Для установки фундамента питейно- увеселительного заведения мигранты из Средней Азии раскопали древнее монастырское кладбище и выбросили надгробные плиты и саркофаги XVI–XVIII веков. «Гостям» по большому и по малому счету плевать с высокого минарета на русскую историю, но почему уважаемый Геннадий Викторович позволил такое кощунство?
Все очень просто. Строящимся рестораном владеет фирма его сына – Федора Рындина. Никакие государственные и общечеловеческие законы для заботливого отца не писаны. А чтобы «замылить» глаза возмущенной общественности и задобрить руководство Русской Православной Церкви, директор со своими верными заместителями Игорем Громовым и Марией Иващук придумали установить надгробный памятник великому русскому иконописцу, преподобному Андрею Рублеву. Место якобы реального захоронения Рублева они выбрали условно и опять привлекли к работе нелегальных мигрантов. Те безропотно вскрыли две могилы: склеп московской купеческой дочери Марии Яковлевны Андреевой, скончавшейся 12 октября 1889 года и склеп московского купца Сергея Маркова, упокоившегося с миром в июне 1862 года. Кощунство совершалось прямо на глазах посетителей музея! И на месте ЧУЖИХ могил возник надгробный памятник с надписью: «Здесь, на этом месте, у стен колокольни был погребен Андрей Рублев». И невдомек было строителям, что за подобное деяние предусмотрена уголовная ответственность по ст. 243 и части 2 ст. 244 УК РФ. 

Параллельно с установкой весной 2010 года памятника над лжемогилой знаменитого иконописца музейщики через некомпетентные СМИ распространили информацию о том, что 16 июля 2010 года Патриарх Кирилл посетит Спасо-Андроников монастырь и лично освятит памятный знак «на месте захоронения Андрея Рублева» в юбилейную 650-ю годовщину со дня его рождения. Прямо скажем, роль Его Святейшеству уготовили незавидную.

Директор музея – «гражданин соврамши»

Тем не менее как ни старалась дирекция, Патриарх 16 июля в монастырь не приехал. Более того, о поруганных чувствах москвичей узнал Президент Дмитрий Медведев и отменил 28 июля 2010 года свой ранее намеченный визит в Музей имени Андрея Рублева, хотя в этот день впервые на государственном уровне отмечалось Крещение Руси. От истории с придуманным юбилеем преподобного иконописца за версту «веяло» фальсификацией. Дата рождения Рублева – а это 1360 год – была приблизительно «подогнана» под год открытия музея для посетителей (1960 г.) специально для ЮНЕСКО. Точного года рождения нет ни в одном источнике. Историки, краеведы (и не только) знают это хорошо. В то же время реальные юбилеи: 575 лет со дня смерти и 600 лет со времени первого летописного упоминания Андрея Рублева ни в 2003, ни в 2005 годах не отмечались в одноименном музее. Совершенно понятно, что празднество задумано с одной целью: отвлечь православных от строительства ресторана фирмой сына директора на священной земле.
Кстати, для большей важности Геннадий Попов (прежде лично утверждавший в многочисленных интервью, что точная дата рождения Рублева никому неизвестна) присовокупил, что в 2010 году еще один юбилей – 650-летие основания Спасо-Андроникова монастыря. Хотя и тут он, известный искусствовед, оказался «гражданином соврамши». Монастырь, согласно научным исследованиям, основан святителем Алексием в 1357 году! Но это мало интересовало господина Попова. Директор ликовал в душе и праздновал собственную знаменательную дату – ГОД ОСНОВАНИЯ РЕСТОРАНА. И чтобы быть справедливым, сообщу: Патриарх все же посетил монастырь 29 августа 2010 года. Но вовсе не для «освящения» липового надгробного постамента Рублеву или «пикника» по случаю его юбилея. Вот как сказано в официальном сообщении РПЦ: «29 августа 2010 года, в неделю 14-ю по Пятидесятнице и день празднования перенесения из Едессы в Константинополь Нерукотворного Образа (Убруса) Господа Иисуса Христа (944), Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Спасо-Андрониковом монастыре».
«С высокой долей вероятности…»
И чтобы у читателя не возникало никаких сомнений относительно отсутствия могилы великого иконописца под установленным памятником, обратимся к древнейшей и к недавней истории. В 1993 году под престолом Спасского собора монастыря обнаружены неизвестные захоронения, которые пока не идентифицированы. По предположению эксперта-криминалиста Сергея Никитина (последователь М. М. Герасимова), два из них с высокой долей вероятности принадлежат Андрею Рублеву и Даниилу Черному (иконописец, соратник Рублева). Следует сказать, что Сергей Алексеевич, как пластический реконструктор по черепу скульптурных исторических образов, – человек, несомненно, талантливый. Он создал скульптурные портреты семьи Романовых, московских цариц и великих княгинь, чьи захоронения находились в Вознесенском монастыре Московского Кремля. Благодаря его работам мы можем себе представить, как выглядели София Палеолог, Елена Глинская, Марфа Собакина, Ирина Годунова, Илья Муромец, Нестор Летописец и ряд других исторических личностей. Однако Сергей Никитин осторожно сказал, что всего лишь «с высокой долей вероятности», а не на сто процентов это могут быть Рублев и Черный. И скульптурных образов по захоронениям, найденным под престолом, реконструктор не создавал. Тем не менее даже по его словам могила Рублева явно не там, где установлен памятник. А мы попробуем найти истину вместе, опираясь на дошедшие до нас исторические документы. Заглянем же вглубь веков…
Моровое поветрие XV века
Андрей Рублев скончался во время морового поветрия 17 октября 1428 года в Москве, в Андрониковом монастыре, где весной 1428 года выполнил свою последнюю работу по росписи Спасского собора. Моровое поветрие – это чума. Страшная заразная болезнь. За семьдесят лет до смерти иконописца в Европе свирепствовала чума, выкосившая треть населения. Болезнь «зацепила» и Русь. Правда, благодаря строгим карантинным мерам, принятым тогдашним правительством и, конечно, баням, у нас погибло гораздо меньше людей в сравнении с Европой – только одна десятая часть населения. Среди умерших русичей была и высшая знать: от морового поветрия погиб великий князь Владимирский Симеон Гордый и два его сына. С тех пор на Руси установили строжайшие правила по выявлению и предупреждению эпидемий, как ни странно это сейчас звучит. После первой «московской эпидемии» всякие известия о «моровом поветрии» вызывало у властителей страх и решительные меры. Донесения даже о единичных смертельных случаях, при малейшем подозрении на чуму немедленно направлялись ЛИЧНО ЦАРЮ, даже если тот находился в военном походе. При получении известия о «моровом поветрии» местность, где оно появилось, окружалась цепью застав и засек. Если большие дороги перегораживались частоколом с крепкими воротами и устанавливался круглосуточный многочисленный караул, то даже проселочные колеи и малые тропки перекапывались канавами или заваливались деревьями – засеками. Всюду неотлучно находились сторожевые посты. Иногда таким манером огораживали целый уезд. Причем это делалось даже при подозрении на чуму, даже при наличии слухов о ней! Заставы снимались только при получении «подлинной ведомости буде моровое поветрие перестанет» – говорит летопись тех времен. Умерших от чумы на Руси НИКОГДА не хоронили не то что на территории монастырей, но даже в черте городов и сел. Редкие исключения были лишь в тех случаях, когда вымирал целый хутор или небольшая деревенька – тогда трупы зарывались в глубокую общую могилу, а постройки целиком сжигали. Наши предки прекрасно знали еще и до открытия чумной палочки как передается болезнь. И, кстати очень опасались укусов больных крыс. Поэтому похоронить Андрея Рублева (который тогда не был Преподобным, а просто замечательным иконописцем и прежде всего – современником) ни под престолом храма, ни на территории монастыря даже в самом что ни на есть «наглухо заколоченном гробу» и по прямому указанию настоятеля (если такое и было) никто бы не осмелился под страхом смерти от заразной болезни или не менее ужасной гибели на дыбе по распоряжению светских властей. Исходя из достоверных летописных источников, рассказывающих об эпидемиях морового поветрия на Руси, мы можем с уверенностью утверждать, что гипотеза уважаемого Сергея Никитина маловероятна. Великий иконописец вполне мог заразиться чумой в монастыре от кого-то из многочисленных прихожан, мог даже свои последние дни жизни провести в глухой келье, куда монахи подавали бы через узкое оконце в двери хлеб и воду, но не мог упокоиться в земле внутри стен святыни. Кроме этого, моровое поветрие считалось в те времена «наказанием Господним» за людские грехи. Если присовокупить эту данность к вышесказанному, то это уже на 200% говорит о том, что памятник в 2010 году установлен над «лжемогилой» Рублева. Цель у директора была одна – «крышевание» сыновнего бизнеса. На официальном сайте ресторана «Хлебный дом» говорится, что он построен специально для приема Патриарха. Хотя я первый раз слышу об обычае, чтобы для «одноразового» визита Его Святейшества в каком-либо монастыре сносили древнее захоронение и на его месте возводили новую харчевню. Несколько раз, по редакционному заданию освещая поездки предыдущего Главы РПЦ по российским храмам, лично видел – Патриарх трапезничал в обычной монашеской столовой вместе с братией.


«Хлебный дом» на оскверненном некрополе
Питейное заведение сына директора назвали «Хлебный дом», хотя на схеме Музея имени Андрея Рублева под таким именем совершенно другое старинное здание. А ресторанчик как бы отсутствует. Мираж, да и только! Сами можете убедиться, посмотрев в правый верхний угол монастырских стен. Именно там предлагается «традиционная русская кухня», к которой, оказывается, относятся бизнес-ланчи, корпоративные вечеринки, свадебные мероприятия и прочее. Над входом в «едальню» висит большая и красивая икона, а на стенах – картины на евангельские темы. Головная организация этого ресторана называется «Гранд Интер Гала» – продюсерское агентство, специализирующееся на крупных проектах в области культуры и искусства. Их девиз: «Мы храним национальное достояние России». А в перечне услуг значится: «Организация музыкальных и театральных вечеров в Центральном Музее Древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева». В рекламных проспектах семья музейных коммерсантов предлагает насладиться «удивительными возможностями для проведения различных мероприятий. Неповторимую атмосферу создает оформление сцены, задником для которой служат фрески XVIII века, которые прежде хранились в запасниках музея. В этом зале можно проводить не только концерты и представления, но и другие мероприятия, включая корпоративные. Рядом располагается кухня…». Выпил, закусил и поплясал от души. Заодно и на животворящие иконы Рублева посмотрел, а тут и действующий храм – можно грехи отмолить. Но, видимо, кто-то так громко отмаливал эти самые грехи, стукаясь об пол, что грохот этот услышал даже генеральный прокурор Юрий Чайка. В феврале 2013 года Генеральная прокуратура РФ внесла в Министерство культуры такое представление: «Объекты и земельный участок Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева неправомерно используются коммерческой структурой, руководителем которой является сын директора музея. На территории объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль Андроникова монастыря» самовольно возведено здание ресторана. В церкви Архангела Михаила (XVII век) проводятся бизнес-встречи и конференции».


«Так что же стало теперь с рестораном в заповедных стенах? Уж письмо-то Генпрокуратуры не пустая бумажка?» – спросите вы. Но бизнес процветает! Там устраивают свадебные и корпоративные гулянки, вплоть до выездной регистрации брака и пугающими иностранных туристов воплями «ГОРЬКО!».
Постскриптум
Тема хищений произведений искусства и поругания исторических памятников в России необъятна. Мы будем продолжать рассказывать читателям о наиболее вопиющих случаях. Уверяю вас, дальше будет еще интересней! Кроме всего прочего, в следующем материале мы опубликуем список поддельных полотен, которые выдаются (причем до сих пор) за картины величайших русских художников …

Фото автора

Владимир Пожарский, журналист (Москва)
Опубликовано в европейском журнале Objective. № 3.Октябрь 2013. С. 122-129.

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

История обретения Гавайской Иверской иконы Божией Матери словами хранителя иконы

Чудотворная икона была обретена в 2007 г. нынешним хранителем иконы, чтецом Нектарием Янсоном, членом прихода РПЦЗ на Гавайях
От редакции. По иконографии Иверской иконы Богородицы см.: http://expertmus.livejournal.com/22524.html
См. также по данной теме –
«Иверской иконы Божией Матери (принесение в Москву в 1648 г.)»: http://expertmus.livejournal.com/42220.html
«Путин вернул Церкви Иверскую икону – «сакральная жертва» или замаливание грехов?»: http://rublev-museum.livejournal.com/319089.html
«После возврата Иверской иконы в адрес патриарха Кирилла усилилась критика»: http://rublev-museum.livejournal.com/321568.html

Эта мироточивая икона изображает Божию Матерь с младенцем Христом на Своих руках. Миро, которое истекает из этой иконы, благоухает запахом роз. Оно считается великим благословением Божией Матери, и благодаря Ей происходило множество исцелений душевных и телесных недугов. Сама Иверская икона Божией Матери находится в древнем Иверском монастыре на Святой горе Афон.

У Гавайской Иверской иконы Божией Матери интересная история. Икона бумажная, наклеенная на доске; она сделана в России художественно-производственным предприятием “Софрино”. Настоятель церковной общины в честь Монреальской Иверской иконы на Гаваях подарил ее своему прихожанину летом 2007 г. В октябре того года прихожанин чтец Нектарий почувствовал сильный запах роз, и в своем красном углу увидел, что икона, которую ему подарили, начала обильно мироточить. Он об этом сообщил настоятелю храма, который перед молебном вытер икону. Уже к концу молебна икона была покрыта мира, и приятный запах роз наполнил весь храм. До сего дня люди каждого вероисповедания и каждой народности приходят приложиться к иконе Божией Матери и просить Ее помощи в избавлении от бед и в исцелении всяких душевных и телесных недугов.
В июне 2008 г. Высокопреосвященнейший Кирилл, архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский, признал чудо святой мироточивой Гавайско-Иверской иконы действительным. Икона и ее хранитель получили благословение путешествовать по православным храмам и монастырям. Чудотворная икона Божией Матери продолжает мироточить до сего дня.

(Опубликовано 13.06.2012 пользователем eadiocese)

Ниже напечатано письмо чт. Нектария об обретении иконы, начале мироточения и последовавших за этим событий:

«Дорогие во Христе братья и сестры!
Со смирением и даже со страхом и трепетом я постараюсь рассказать вам, что именно произошло с иконами, пока еще не начались распространяться разные слухи, которые могут превратиться в неправду и ложь. Многие люди меня уже просили объяснить им про то, что произошло в течение прошлых недель в связи с мироточивыми иконами в русском православном приходе Иверской Иконы Божией Матери в Гонолулу. Мне очень трудно передать словами все то, что недавно произошло и взбудоражило мою жизнь. Я не могу себе представить, как бы поступили другие люди на моем месте – Господь один ведает. Я молюсь Господу, чтобы Он указал мне и моей семье, что нам полагается делать и говорить, чтобы не противоречить Его воле. Я постараюсь описать, как эти две скромные иконы появились в моей жизни, и как они изменили мою жизнь. Все, что пишу здесь, – сущая истина.
Иконы, о которых тут идет речь, две: первая из них, сделанная на фабрике церковной утвари в Софрино, недалеко от Москвы, является довольно точной копией мироточивой иконы Иверской Богородицы Монреальской. Монреальская мироточивая икона была в попечении мученически убиенного брата Иосифа Муньоса. Она довольно маленькая – намного меньше оригинальной Монреальской иконы: 7х9 дюймов и толщиною в один дюйм. Наш приходской священник о. Анатолий Левин подарил мне ее в день моего Ангела, несколько лет тому назад. Он мне тогда сказал, что купил он эту икону в книжной лавке при Свято-Троицкой Церкви в г. Торонто (Канада), где он вырос, когда эта церковь прославляла 50-й юбилей со дня ее основания. Иконы Софринского изделия славятся тем, что на них прекрасная риза из шелка, втиснутая в саму икону, так что даже те люди, которые не имеют больших средств, могут позволить себе купить себе очень красивые иконы по дешевой цене.
Вторая икона, написанная рукой неизвестного афонского монаха является иконой-распятием в традиционном Византийском стиле. По размерам она 8×11 дюймов и толщиною около 1,5 дюйма. Я купил комплект из двух таких почти одинаковых икон и подарил одну из них своему отцу; другую я задержал себе.
Перед тем, как рассказать полную историю наших икон, я должен сказать несколько слов о том, с чего все началось…
Более 3 месяцев тому назад, где-то в <b style="mso-bidi-font-weight:
normal;”>июне или в июле, мы с женой почувствовали легкий запах роз, который исходил из уголка с иконами в нашей маленькой домашней часовенке. Мы с женой тогда случайно посмотрели на икону-распятие, которая находится позади коробочки с разными мощами, и увидели на ней маленькую каплю какой-то жидкости около раны на груди Спасителя, там, где римский солдат проколол Его грудь копием. Эта жидкость напомнила мне сладкий запах мира. Правда, я не очень знаком с миром: до этого я получил несколько ваток с миром от Монреальской мироточивой иконы и от мироточивой иконы святого Николая. Мы с женой не сказали никому об увиденном, решившись наблюдать за этой иконой на случай, если мироточение продолжится. Но, капля мира высохла, и мы скоро забыли про это происшествие.
Теперь, давайте приступим к рассказу о более новых происшествиях…
В течении последней недели <b style="mso-bidi-font-weight:
normal;”>сентября я начал чувствовать невероятно сильный запах мира у себя дома, в своей автомашине, даже у себя на работе. Я никак не мог понять, откуда идет этот запах. Неужели мне это только померещилось? Я спросил свою жену, чувствует ли она этот запах, но она мне ответила, что никакого запаха не чувствует. Я даже спросил об этом и некоторых посетителей нашей квартиры, но никто из них ничего особенного не чувствовал. Поэтому я решил, что мне просто померещился этот запах. Это было 27 сентября в день празднования Воздвижения Честнаго Креста Господня.
В начале первой недели октября месяца, мы с женой очень заболели и не смогли пойти на вечерню в субботу. Мы редко пропускаем службы в нашей церкви, и поэтому нам хорошо запомнилась дата: 6 октября (в этот день наша Церковь отмечает Зачатие Предтечи и Крестителя Господня Иоанна Крестителя.) Около 10:30 ч. того вечера я делал свою работу в своем кабинете, где также есть домашняя часовенка с уголком для икон. Вдруг я заметил, что мой кот «Стив» вошел в мой кабинет и начал все обнюхивать кругом, как будто он почувствовал какой-то незнакомый ему запах. А я, не чувствовал никакого запаха. Кот тогда стал осторожно подходить к месту, где хранились коробочки со святыми мощами. Мне это показалось очень странным, поскольку он никогда не подходил близко к хранилищам мощей, хотя он очень любопытный кот – что-то его всегда останавливало. Но в этот раз о даже встал на свои задние лапки, чтобы как ни будь приблизиться к месту, откуда шел запах, который его так заинтересовал. А я все еще не чувствовал никакого запаха.
Тогда я наклонился и взял кота в свои объятия, и тут вдруг и я почувствовал чудный запах. Я в жизни никогда в своей жизни не чувствовал такого сильного, подавляющего запаха. В то же самое время мне показалось очень странным, что я ничего не почувствовал до этого момента: запах был настолько силен, как будто вдруг тысячи роз переполнили всю комнату. Я был настолько удивлен этим чудом, что осенил себя крестным знаменем и про себя прочитал Иисусову молитву, отгораживая себя от прелести. Наконец, я выпустил кота на пол, а сам пошел рассматривать иконы. Признаюсь, я немного побаивался смотреть на иконы, которые были близки к мощам, но всё-таки я приблизился к иконе-кресту и увидел, что рана на груди Спасителя была совсем сухая, несмотря на все больше усиливающийся запах роз. Тогда я вдруг заметил, что на моих руках какая-то жидкость – это было миро. Но, как оно могло попасть мне на руки? Ведь икона то была сухой? Была ли икона действительно сухой? И тут я увидел, как перед моими глазами капля жидкости образуется на левом колене Спасителя. Я тогда позвал свою жену и спросил ее, не пролила ли она что- нибудь на икону. Он ответила, что нет, и что она даже близко к ней не подходила. Тогда я ей показал икону. Она была поражена тем, что увидала. Я ей сказал, что запах чересчур сильный и попросил ее помочь мне осмотреть все наши иконы и она согласилась (у меня в кабинете есть две книжные полки, на которых высоко стоят наши иконы). У нас много икон, может быть чересчур много. Я встал на цыпочки, чтобы посмотреть на иконы, находившиеся на самой высокой полке. Моя жена сделала также. Наконец, когда я дотронулся до Иверской иконы, которую мне подарил о. Анатолий, и почувствовал, что она совершенно мокрая, вдруг запах стал еще сильнее. На этот раз даже моя жена почувствовала этот сильный запах. Для тех, которые не знакомы с моей женой, нужно сказать, что ее чувство обоняния очень слабое: она чувствует запах только цитрусовых фруктов. Мы оба были в страхе и трепете! Мы спросили друг друга, чистил ли кто из нас эти иконы, или просыпал ли что-нибудь на них, но оба друг другу ответили – “нет!”.  Сделав несколько снимков икон цифровым фотоаппаратом, я прочитал акафист Иверской иконе Божией Матери и пошел спать, но уснуть никак не давалось.
На следующий день, воскресение, 7 октября, после длинных дискуссий мы с женой решили оставить иконы дома и пойти в церковь. После Литургии мы поговорили с нашей кумой сербкой, и она нам посоветовала сразу же все рассказать отцу настоятелю. Мы рассказали о. Анатолию обо всем происшедшем. Он нас терпеливо выслушал и потом сказал: “Принесите эти иконы в церковь!”. Тогда мы договорились с о. Анатолием, что принесем иконы в следующую среду, 10 октября. Все до следующей среды иконы продолжали мироточить. Я собирал с них миро ватками и молился перед ними за выздоровление моей сестры и других болящих людей (примечание о. Анатолия: «на следующий день сестра чтеца Нектария позвонила своему отцу и сказала, что ее доктор никак не может объяснить, как это случилось, но ее щитовидная железа, которая совсем отказалась работать, вдруг сама по себе пришла в совсем нормальное состояние, и что теперь ее диабет под контролем»).
Мы с женой едва-едва смогли дождаться среды…
В среду, 10 октября, мы принесли с собой иконы в церковь и поставили их на аналои посреди церкви. О. Анатолий вытер их ватками и сразу начал служить акафист Пресвятой Богородице Иверской. После акафиста он снова вытер обе иконы ватками – они снова замироточили во время службы – и объявил, что “иконы без сомнения мироточат” и что от них идет “<b style="mso-bidi-font-weight:
normal;”>очень чистое миро“. Воздух в церкви был насыщен запахом роз. “Что нам нужно делать?”- спросил я о. Анатолия. Он нас попросил оставить иконы в церкви на некоторое время. Никто еще не знал о наших иконах; поэтому их можно было оставить в церкви не беспокоясь, что их кто- нибудь захочет украсть (?!).
В следующую субботу, 13 октября, так случилось, что в этот день нам полагалось прийти почистить всю церковь, поскольку мы уже приготовлялись к разным наступающим праздникам: наш престольный праздник (24 ноября), Рождество Христово, и визит сербского епископа. Поэтому нам с женой и еще одному прихожанину нашей церкви была поручена чистка церкви. Во время чистки церкви мы никак не могли оторвать наши глаза от двух мироточивых икон, которые продолжали немного мироточить. Запах роз был очень силен. От обеих икон шел запах роз, но от Иверской иконы шел более «нежный» запах настоящих роз, в то время как от иконы-распятия шел более «острый» запах. Это очень трудно объяснить. Пока мы чистили церковь, наши кумовья (Колэт и ее семья) пришли посмотреть на иконы, поскольку мало кто мог дождаться до вечерней службы – слух об этих иконах уже распространился. Уже потом Колэт мне призналась, что она “неверный Фома” и не могла поверить в это чудо, пока она его сама не увидела своими глазами. Понятно. Она не знала, что иконы продолжали мироточить, пока мы чистили церковь (<b style="mso-bidi-font-weight:
normal;”>иконы не мироточат постоянно). Она осенила себя крестным знамением и приложилась к иконе-распятию, целуя ноги Спасителя – и получила большую порцию мира в рот! Как и неверный апостол Фома, который по своему неверию должен был вложить свои пальцы в раны Спасителя, чтобы наконец уверовать она приложила своя уста к ногам Спасителя, где “не должно было быть никакого мира”. Я не смог удержаться от смеха увидев ее смущение.
На следующий день, воскресение, 14 октября, мы праздновали Покров Пресвятой Богородицы, и о. Анатолий объявил всем присутствующим прихожанам о мироточивых иконах. Иконы в тот день обе обильно мироточили; мира было достаточно для всех. С тех пор эти иконы продолжают мироточить, иногда меньше, иногда больше. Многие люди пришли к нам в церковь посмотреть на иконы: русские, греки, сербы, католики и протестанты. Все приближающиеся к этим иконам чувствуют благодать Божию, исходящую от них. Конечно, бывают дни, когда обе иконы совсем сухие, но бывают и дни, когда иконы покрыты миром, и капли мира текут на глазах всех. Независимо от того, мироточат они или нет, от них всегда очень сильно благоухает розами. Это действительно большое чудо! Я иногда опасаюсь – а вдруг это нам служит как предупреждение.
Сейчас, когда прошло уже некоторое время с тех пор, как наши иконы стали мироточить, мне кажется, что с этими иконами связана тема “откровения”. Иконы сперва «открылись» нам в день Воздвижения Креста Господня. Сразу же после праздника Зачатия Предтечи и Крестителя Господня Иоанна Крестителя мы сказали нашему отцу настоятелю про иконы, а ведь Иоанн Креститель был первым, кто объявил народу, что Иисус Сын Божий. Наш же священник «открыл» всем прихожанам чудо наших мироточивых икон в день Покрова Пресвятой Богородицы. Все это не может быть только “случайным совпадением”!
Наш приход посвящен Иверской Мироточивой иконе (Монреальской), иконе, которая никогда не бывала на Гавайях. Брат Иосиф очень хотел побывать на Гавайях со своей иконой, но так ему и не удалось эту поездку осуществить. Я должен признаться, что иногда с грустью думаю о том, что наши православные собратья на материке забыли про наш маленький приход и нашу маленькую общину верующих. Живя здесь на Гавайях, посреди большого Тихого Океана, нам очень трудно сохранить свой приход. Нам трудно собирать средства на покрытие разных расходов, на покрытие месячной платы за помещение, и т.д. Иногда я в отчаянии спрашиваю себя, когда у нас будет своя церковь. Забыл ли Господь про нас грешных? Придется ли нам всегда нищенствовать? Может быть, мы чем- то очень согрешили? Чем мы Тебя обидели, Господи? Забыли ли про нас наши иереи, наши православные собратья или нет, одно ясно – Пресвятая Богородица нас не забыла. Она нас не оставила сиротами. Она нас не оставит без Ея помощи! Из-за этих икон у меня теперь есть надежда, что в конце концов все будет к лучшему. Будет ли у нас когда ни будь своя церковь или нет, не так важно в конце концов; самое главное то, что Господь нам показал, что Он нас не забыл. Вот что нам было нужнее всего! Господь нам показал, что Он есть! Смеем ли мы пренебречь откровению Его? Смеем ли мы пренебречь этим дивным чудом, которое появилось у нас? Да простит нам Господь, если мы так сделаем!
С любовью во Христе,
чт. Нектарий Янсон»

Опубликовано: http://www.eadiocese.org/conf/icon.ru.htm

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!