Хасиды осквернили поклонный крест в честь 1025-летия Крещения Руси – РПЦ молчит

Оригинал взят у expertmus в Сексуальная агрессия хасидов нарастает

К сведению уважаемых читателей блога экспертов Музея имени Андрея Рублева! Пусть никого не удивляет размещение данной информации весьма скандального толка, но дело в том, что у нас в России в отличие от Израиля и США подобные дела редко когда оглашаются, ведь нити преступлений на сексуальной почве подчас ведут на самый верх … Достаточно сказать, что мы неоднократно получаем жалобы, что сын директора Музея имени Андрея Рублева Фёдор Рындин, который вместе со своим продюсерским агентством “Гранд Интер Гала” построил свой частный кабак с кощунственным названием «Хлебный дом в Андрониках» прямо на могилах древнего кладбища Спасо-Андроникова монастыря, «придерживается нетрадиционной ориентации, и в открытую живёт с мужиком! и это на святом месте!!!»: http://rublev-museum.livejournal.com/146506.html?thread=72266#t72266

Однако ни на один наш сигнал никто из правоохранительных органов не отреагировал, а кощунники и педерасты в открытую хвастают «крышующими» органами…

16 августа 2013 г. стало известно, что неизвестные расписали словами на иврите Поклонный крест, установленный в начале июля по инициативе Совета общественных организаций Умани в честь 1025-летия Крещения Руси. Оскорбительная надпись прямо на теле Спасителя содержит угрозы: «Не гневите Б-га». По словам главы Совета общественных организаций Умани Валерия Кислинского, поклонный крест – интернациональный. Его освятили священники нескольких христианских конфессий представители Греко-католической Церкви и Украинской Православной Церкви Московского патриархата. На церемонии присутствовало много местных жителей, казаков и православных активистов.

Но вся проблема в том, что установлен крест аккурат напротив синагоги, где находится могила лидера брацлавских хасидов ребе Нахмана. А сами хасиды после празднования Рош-ха-Шана проводят традиционное омовение в пруду, над которым возвышается крест. Теперь они требуют от городских властей перенести святыню.

«Крест мешает сектантам, – сокрушается Валерий Кислинский. – Ведь хасидизм – это ортодоксальная ветвь иудейства. Иначе как сектантами их не назовешь. Наших активистов запугивают – и власть, и силовики, и сами хасиды из-за креста. Местный хасид Соломон Нахман вообще заявил, что закопает нас. Мы обратились в милицию».

Главный раввин Киева и Украины, член Всеукраинского совета Церквей Яков Дов Блайх назвал провокацией установку поклонного креста на месте молитвы хасидов в Умани. Об этом сообщают российские СМИ.

Крест появился в непосредственной близости от могилы Раби Нахмана, куда ежегодно съезжаются десятки тысяч паломников. По мнению раввина, теперь они не смогут молиться на привычном месте, так как «в направлении молитвы поставили символ другой веры». По словам Якова Дов Блайха, установку креста якобы «не одобрили ни руководство христианских конфессий, ни местные власти», которым, по его мнению, следует вмешаться в сложившуюся ситуацию.

Ответственность за случившееся никто на себя не взял, однако представитель Международного фонда имени Раби Нахмана Шимон Бускилла предложил перенести крест в другое место, чтобы избежать вражды. «Мы уважаем другие религии и никогда не будем портить символ чужой веры. Но, к сожалению, не все наши единоверцы это понимают. Крест могут сломать или повредить. Тогда начнется настоящая война между хасидами и христианами. Мы не можем этого допустить, поэтому и просим перенести крест в другое место», – пояснил он.

Как передает ТСН, заместитель главы администрации Умани Владимир Виблый согласился с этой просьбой, однако местные жители его не поддержали. Глава Уманского городского комитета партии «Свобода» Сергей Яремчук потребовал расследовать случившееся по статье «Вандализм»: «Нас шокировало увиденное. Мы немедленно вызвали милиционеров и требуем расследовать это не как хулиганство, а как вандализм. Это провокация с целью разжечь межнациональную вражду. Переносить крест мы не дадим и готовы к адекватному ответу власти и хасидам, которые попытаются это сделать», – заявил он.

«Хасиды приезжают на нашу землю, вот и пусть ведут себя соответствующим образом – как в гостях, а не указывают хозяевам, что они должны делать», – возмущается уманец Павел Проценко.

«Если тронут крест, мы пойдем с ответным визитом к могиле их Цадика», – возмущаются местные. Зреет бунт против хасидов…

Для справки: Хасиды со всего мира традиционно празднуют в Умани еврейский новый год (Рош-а-Шана). Они совершают молитвы на могиле похороненного в этом городе Раби Нахмана — основателя течения брацлавского хасидизма. В этом году мероприятия пройдут 4-6 сентября. В них, как ожидается, примут участие около 30 тысяч человек.

Напомним, что украинская женская организация Femen требует от спецслужб защитить жительниц Умани от домогательств паломников-иудеев. «Частые факты домогательств, нападений и даже изнасилований хасидами украинок не поддаются огласке и не расследуются в угоду псевдо-толерантности и религиозной терпимости», – жалуются активистки Femen: http://rublev-museum.livejournal.com/331027.html

См. по данной теме

В Израиле монастырь Святого Креста осквернен на Хануку: http://rublev-museum.livejournal.com/379684.html

Хасиды атакуют православие в России: http://rublev-museum.livejournal.com/170208.html

Портал «Религия» информагентства «Интерфакс» на службе хасидов: http://rublev-museum.livejournal.com/171455.html

«Главным редактором сайта РИА Новости стал … хасид»: http://rublev-museum.livejournal.com/268639.html

«У кого хасиды позаимствовали свой гимн»: http://expertmus.livejournal.com/94350.html

«Хасиды отказались вернуть Польше её экспонаты по Холокосту»: http://expertmus.livejournal.com/94099.html

«Путин на стороне хасидов»: http://rublev-museum.livejournal.com/172042.html

«Кто разжигает в России … ханукию»: http://rublev-museum.livejournal.com/270234.html

«Раввин всея Руси»: http://rublev-museum.livejournal.com/211267.html

«В Москве создается хасидское гетто»: http://rublev-museum.livejournal.com/222553.html

«Хасиды сорвали передачу эстафеты АТЭС»: http://rublev-museum.livejournal.com/244769.html

От редакции. Напомним, что в прошлом году лишь чудом были спасены уникальные иконы из нашего Музея имени Андрея Рублева, которым грозил арест в США по иску хасидов. Тогда произошло полное саморазоблачение кучки искусствоведов-русофобов, громко называющих себя «специалистами по древнерусскому искусству» и даже «всем музейным сообществом», а на деле палец о палец не ударивших, когда обнаружился факт тайного вывоза православных святынь в частный музей в американском захолустье. Причем администрация ЦМиАР во главе с Геннадием Поповым проделала втайне всю эту операцию с вывозом музейных сокровищ тотчас же после судебного решения в США в пользу хасидов, на основании которого, как подчеркнул министр культуры Александр Авдеев, «вся российская интеллектуальная собственность, не прикрытая дипломатическим иммунитетом, может быть арестована на территории США. Юридически любая наша выставка может быть арестована»: http://rublev-museum.livejournal.com/117993.html Однако кощунственные махинации с бесценными иконами одного из членов их группировки искусствоведы-русофобы предпочли попросту замолчать, более того, их рупор некто Левон Нерсесян даже предложил «вернуть хасидам библиотеку» в случае ареста икон?!

См. подробнее по теме:

«Скандальное заявление министра культуры Александра Авдеева»: http://expertmus.livejournal.com/65767.html

«Хасиды поссорили США и Россию»: http://rublev-museum.livejournal.com/235341.html

«Библиотека Шнеерсона против «Сокровищ России»: http://rublev-museum.livejournal.com/117993.html

«Заговор молчания вокруг коллекции икон из Музея имени Андрея Рублева»: http://expertmus.livejournal.com/68777.html

««Троица» в залоге за Шнеерсона?»: http://expertmus.livejournal.com/65992.html

«Адвокат хасидов пригрозил обратиться в суд с целью «конфисковать российские предметы искусства»: http://expertmus.livejournal.com/67312.html«Конгресс США блокирует поправку Джексона–Вэника после спасения икон Музея имени Андрея Рублева»: http://expertmus.livejournal.com/77364.html

«Поправка Джексона-Вэника будет в силе, пока хасиды не получат библиотеку Шнеерсона»: http://rublev-museum.livejournal.com/65773.html

Хасиды отказались вернуть Польше её экспонаты по Холокосту: http://expertmus.livejournal.com/94099.html


Глава ультраортодоксальной благотворительной ассоциации подозревается в изнасиловании и развратных действиях в отношении молодой женщины, обратившейся к нему за денежной помощью. В полиции Иерусалима отмечают, что председатель ассоциации – не единственный подозреваемый, проходящий по данному тяжкому делу.
По подозрению в причастности к делу задержаны трое мужчин. Одного из них полиция подозревает также в развратных действиях в отношении несовершеннолетних девушек. 

 Глава благотворительной ассоциации по совместительству руководит несколькими йешивами и независимыми учениками, изучающими Тору. Мировой суд Иерусалима должен продлить 2.07.2012 г. срок предварительного задержания троих подозреваемых.

Для справки: Ультраортодоксами (харедим – трепещущие) в Америке, в Израиле и в других странах называют общины хасидского толка, в т.ч. хабадников.

Напомним, что главный хасид России Берл Лазар, который хвастает своей дружбой с Путиным и публично позиционирует себя как почтенный глава многодетного семейства, оказался недавно застукан за развлечениями с «девушкой по вызову», а в ходе судебного заседания в Лондоне был обвинен на днях во лжи: http://rublev-museum.livejournal.com/329857.html

Украинская женская организация Femen требует от спецслужб защитить жительниц Умани от домогательств паломников-иудеев. « Частые факты домогательств, нападений и даже изнасилований хасидами украинок не поддаются огласке и не расследуются в угоду псевдо-толерантности и религиозной терпимости», – жалуются активистки Femen: http://izrus.co.il/diasporaIL/article/2009-09-24/6403.html#ixzz1zUQxnfX9

См. также по теме статьи – 

«Хасиды и ритуальные ножи в Черновицах»: http://expertmus.livejournal.com/78773.html

«Скандал в общине хасидов»: http://rublev-museum.livejournal.com/303911.html

«Раввины в Израиле настаивают на праве евреев убивать гоев и детей»: http://rublev-museum.livejournal.com/168731.html

«Хасиды нападают на детей у своего гетто»: http://youtu.be/HWcTUTKFKko
 

 
 
В январе 2012 г. в рамках крупнейшего в истории Израиля “дела педофилов” полиция задержала троих ультраортодоксов, подозреваемых в изнасиловании более 100 детей в иерусалимском квартале Нахлаот. Задержанным инкриминируют также содомические действия и сексуальные домогательства. Двое подозреваемых в рамках громкого дела были задержаны в минувшем августе. Все жертвы (первоначально сообщалось о 60 с лишним детях) происходили из одного ультраортодоксального квартала. Уже тогда полиция обещала продолжить следствие и задержать оставшихся подозреваемых.
Известно, что подозреваемые знакомились с малолетними детьми на улице, заманивали их к себе сладостями, заставляли смотреть порнографические фильмы и совершили над ними иные развратные действия.
Задержанные совершали преступления как все вместе, так и по отдельности.

В феврале 2012 г. глубокой ночью в ультраортодоксальном районе иерусалимского квартала Нахлаот была избита до полусмерти 70-летняя Ш., репатриантка из США. Женщину нашли связанной и закованной в наручники, с переломанными конечностями и множеством ран на теле.
Сначала полиция предположила, что женщину покалечили грабители, но в больнице Ш. рассказала, что четверо мужчин с железными прутьями, которые ворвались к ней в дом, не интересовались материальными ценностями: женщину избили на почве «духовных» интересов, сообщает «Едиот Ахронот». Ш., ортодоксальная еврейка, преподавала еврейскую традицию женщинам, желавшим пройти гиюр, — и ультраортодоксальные соседи, по ее словам, были очень недовольны тем, что к ней в дом ходят «гойки».
Ш. рассказала, что ее избивали железным прутом «в назидание»: мужчины кричали: «Ты нам портишь весь квартал своими миссионерскими штучками!». Садисты сломали Ш. руку, раздробили кость ноги — и в процессе экзекуции записывали ее на видеокамеру сотового телефона. Ш. думает, что видеосхемка была предназначена для заказчика преступления.
В ночь перед нападением Ш. паковала чемоданы, собираясь лететь в США в гости к сыну. Второй ее сын, живущий в Иерусалиме отдельно от матери, в тот вечер был у нее и ушел около 23:00. Вскоре после этого в дверь квартиры постучался ешиботник, просивший подаяния. Ш. дала ему денег; позже женщина поняла, что это, видимо, был «лазутчик», проверявший ситуацию перед нападением.
Спустя минуту в дверь снова постучали. На этот раз в дом ворвались четверо мужчин в масках и перчатках. Двое начали обыскивать дом в поисках «компьютера и видеокассет» — каких именно, Ш. не поняла. В конце концов бандиты забрали ее лэптоп с учебными материалами и мобильный телефон.
Двое других, связав женщину и заткнув ей рот кляпом, жестоко ее избили. Затем бандиты ушли, а Ш., собрав последние силы, вышла из дома позвать на помощь. Однако оказалось, что бандиты еще не ушли. Увидев женщину, они затолкали ее обратно в квартиру и избили железным прутом настолько сильно, что сломали руку и ногу, изуродовали лицо. Затем бандиты ушли, оставив Ш. истекать кровью в пустой квартире.
Полиция пока не сумела задержать подозреваемых.
В конце июня 2012 г. окружной прокурор Бруклина подал в суд обвинительные заключения против четырех представителей общины сатмарских хасидов, подозреваемых в попытке подкупа и запугивании свидетелей.
Согласно заключению прокуратуры, обвиняемые – 48-летний Авраам Рубин из Вильямсбурга и братья Джейкоб, Джозеф и Херцке Бергеры – предлагали жертве педофила 500 тысяч долларов за отзыв жалобы против одного из видных представителей сатмарской общины.
Обвиняемые пытались защитить арестованного год назад 53-летнего Нехемию Вебермана, которому предъявлены обвинения по 88 эпизодам сексуальных домогательств и противоправных действий сексуального характера по отношению к несовершеннолетним.

Жалобу против Вебермана, занимавшего в сатмарской общине неформальную должность психолога, подала девушка, направленная к нему школой для получения консультации.
По словам девушки, в течение трех лет (когда ей было 12-15 лет) Веберман вынуждал ее заниматься с ним оральным сексом, угрожая в противном случае создать ей проблемы в школе.
В итоге девушка перешла в другую школу и рассказала о насилии со стороны Вебермана социальному работнику, который, в свою очередь, обратился в полицию.
Из текста обвинительного заключения против Рубина и братьев Бергеров следует, что они предлагали жертве педофила оплатить услуги адвоката, который поможет ей не сотрудничать с прокуратурой, а также рекомендовали бежать в Израиль, угрожая повредить бизнесу ее друга.
Следует отметить, что это первое за последние 20 лет подобное обвинение, предъявленное представителям сатмарской общины.

© Блог экспертов Музея имени Андрея Рублева, 2013.

Очерки истории российской символики: От тамги до символов государственного суверенитета

Оригинал взят у expertmus в Очерки истории российской символики: От тамги до символов государственного суверенитета

Книга посвящена российской государственной символике. В ней исследуются официальные знаки власти на разных этапах развития отечественной государственности. Анализируя малоиспользуемые в научных исторических трудах монеты, печати, геральдические эмблемы, автор прослеживает неотраженный в письменных источниках сложный путь становления символов российского суверенитета: герба, флага, гимна. В форме очерков воссоздается история властных атрибутов, их трансформация в общегосударственные эмблемы на протяжении столетий. Впервые излагается подробная история российского государственного флага в контексте развития знамен и флагов Европы и в соответствии с общественной событийностью в России. Приводятся новые архивные данные о становлении государственных гимнов Отечества.

От редакции. См. по данной теме-

Рождение царства Русского: http://expertmus.livejournal.com/57596.html

Ошибся главный герольдмейстер России Вилинбахов: http://youtu.be/qYmCFqykrpU

«Земля, золото, серебро» (черно-желто-белый) – флаг России:
http://expertmus.livejournal.com/50597.html?thread=271013#t271013

Содержание
От автора
I. Начало российской государственной символики
Знак Рюриковичей в контексте проблемы «Русь и евразийская идея»
К вопросу о символике власти в контексте развития русской государственности
II. Эволюция государственного герба России
Становление восковой печати в Северо-Восточной Руси
Происхождение печати 1497 года: новые подходы к исследованию
Печать 1497 года — историко-художественный памятник Московской Руси
О датировке большой государственной печати Ивана IV
Концепция «Москва — Третий Рим» и официальная российская символика второй половины XVIII — XIX века
Герб Российского государства
Из истории советской политической символики
III. Российские флаги в дискурсе истории
IV. Национальные гимны России — духовные и патриотические символы отечества
V. Российская городская геральдика
Список сокращений
Указатель имен

I. Начало Российской государственной символики

Знак Рюриковичей в контексте проблемы «Русь и евразийская идея»[1]
Два столетия древнейшие русские монеты находятся «в разработке» у ученых. Создан сводный каталог первых русских монет, проведена детальная классификация златников и сребреников, определены хронологические рамки их выпуска. Многие вопросы, касающиеся первого русского чекана, можно считать закрытыми. В обобщающем труде, появившемся к тысячелетнему юбилею начала русской монетной чеканки, подведены итоги изучения древнерусских золотых и серебряных монет X – начала XI в. и определена их многоаспектная значимость в истории отечественной государственности[2].
Тем не менее остаются белые пятна на, казалось бы, абсолютно затканном полотне истории начальной русской чеканки. Прежде всего речь идет о «загадочном знаке», помещенном сначала на лицевой стороне (согласно И. Г. Спасскому и М. П. Сотниковой), а затем занявшем прочное место на оборотной стороне серебряных древнерусских монет.
С легкой руки Н. М. Карамзина, описывавшего сребреники Ярослава Владимировича и отметившего на оборотной стороне «в средине надписи знак подобный трезубцу»[3], знак под этим названием вошел в историю. В настоящее время эмблема, именуемая трезубцем, приобрела поистине мировое политическое звучание, ибо используется в качестве герба суверенного государства – Республики Украина. Естественно, что новый статус трезубца вызвал и новую волну интереса к нему прежде всего как к политическому знаку, символизировавшему самостоятельность Украинского государства еще в далеком 1917 г. Тогда председатель Центральной рады, крупнейший украинский историк М. С. Грушевский предложил использовать трезубец Киевской Руси как герб Украинской народной республики. Этот «герб Владимира Великого» в начале 1918 г. и был утвержден Радой. И хотя через год его сменил герб Советской Украины с серпом и молотом, по мнению многих украинцев, только трезубец символизировал государственность их земель. Не случайно Тризубом назывался политический журнал украинской эмиграции, издававшийся в 20-е гг. XX в. в Париже, на страницах которого была изложена одна из последних версий исторической значимости фигуры, изображенной на древнерусских монетах, печатях и прочих предметах, бытовавших не только в глубокой древности, но и на протяжении многих столетий на Украине и в России[4]. Политизация «тризуба» в современности так же, как и в первые десятилетия XX в., вызывает к жизни все более оригинальные исследовательские построения, в которых наряду с фантастическими расшифровками трезубца – «знака Рюриковичей» предлагается и вербальное его изменение: вместо «тризуба» – «якорь-крест»[5]. К сожалению, даже в новейших работах эта эмблема по старинке называется гербом и осмысливается в контексте геральдики Киевской Руси Х-XI вв., что выглядит явной архаикой на фоне научных достижений в области семиотики, геральдики, многочисленных трудов о знаках отечественных и зарубежных[6].
Пожалуй, ни один из исследователей первых русских монет (а именно им принадлежат начальные определения и характеристики «загадочного знака») не оставил этот знак без внимания. Причем классификация монет, датировка всегда были наиболее важными для изучавших их; вопрос же о расшифровке знака играл второстепенную роль. В отдельных работах время от времени обобщались разные мнения о сущности непонятного знака. Одним из первых предпринял подобную попытку автор капитального труда о древнейших русских монетах И. И. Толстой, который посвятил целую главу «разным объяснениям загадочной фигуры на монетах великих князей Киевских»[7]. Он перечислил десяток авторов, подробно изложив аргументы каждого в отношении предлагаемого ими толкования (трезубец, светильник, хоругвь, церковный портал, якорь, птица-ворон, голубь как Святой Дух, верхняя часть византийского скипетра, вид оружия)[8].
В приложении к главе И. И. Толстой публикует изменившееся мнение А. А. Куника по поводу происхождения «загадочной фигуры»: «Я теперь более, чем в 1861 году, склонен думать, что фигура может быть норманнского происхождения»[9]. Однако гораздо важнее замечание Куника о сущности самого знака: он определяет его как «родовое знамя Владимира», выросшее из знака собственности.
С последним выводом Куника согласился и Толстой, добавив, что первоначальная форма знаков собственности изменяется при переходе от одного лица к другому. Очень существенным представляется дальнейшее развитие этой мысли И. И. Толстым: «Изменения эти состоят или в урезке какой-нибудь части основной фигуры, или же в прибавке каких-нибудь украшений; особенно часто замечается прибавка крестов к какой-нибудь части фигуры, причем кресты бывают самой разнообразной формы. То же явление мы замечаем и в нашей загадочной фигуре»[10].
Последнее положение Толстого было подхвачено и интерпретировано авторами, писавшими о первых русских монетах и «загадочных знаках» на них. Прежде всего речь может идти об А. В. Орешникове.
Еще в 1915 г. В. К. Трутовский в статье, написанной к 60-летию Орешникова, наряду с самой высокой оценкой трудов последнего в области античной, русской нумизматики, прикладного искусства отмечал особые заслуги Орешникова в исследовании «загадочного знака» златников и сребреников, доказывающем применение его на монетах как родового княжеского знака, идентичного в тот период знаку собственности, но отличающегося от последнего тем, что с небольшими изменениями он передается по наследству, развиваясь от простейшей формы к более сложной[11].
Через несколько десятилетий, в столетний юбилей А. В. Орешникова, знаменитый археолог А. В. Арциховский также поставил в заслугу А. В. Орешникову – «самому крупному из русских нумизматов» – значимость его классификации родовых княжеских знаков, «привязку» их к определенному князю, составление таблицы их вариантов от Владимира Святого до Всеволода III и привлечение для классификации археологического материала. Последнее, как подчеркивал А. В. Арциховский, вывело труды Орешникова за рамки нумизматики; они превратились в необходимые пособия для всех отечественных историков и археологов[12].
А. В. Орешников писал о заинтересовавших его знаках древнейших русских монет практически на протяжении всей своей научной деятельности. В 1894 г.[13] он обобщил существующие в литературе мнения о существе «загадочного знака», включив в обозреваемую литературу малоизвестную статью П. Н. Милюкова из Ежегодника французского нумизматического общества «Норманнский знак на монетах Великого княжества Киевского», который увидел в знаке норманнский головной убор. Упоминает Орешников и высказывание Д. Я. Самоквасова, характеризовавшего монетный знак как знак власти и обнаружившего аналогии в навершиях скипетров из скифских царских курганов.
Явное неприятие у Орешникова, пожалуй, вызывает лишь новый взгляд на трезубец И. И. Толстого, предложившего искать аналогии на Востоке: «Вероятнее всего, разрешение загадки придется искать в области восточного орнамента, и некоторые изображения цветка, встречаемые в растительных украшениях восточных рукописей, очень может быть, имеют ближайшее отношение к первому русскому гербу, заимствованному в таком случае с Востока»[14].
Напротив, близким ему по подходу оказалось предположение вятского статистика П. М. Сорокина. Последний свои наблюдения над знаками обычного права у сохранивших родовой быт современных ему вотяков, при котором изначальную отцовскую простую форму родового знака (метки) сыновья путем прибавления дополнительного элемента превращали в более сложный знак, перенес на знаки первых русских монет. Этнографические наблюдения Сорокина Орешников дополнил сведениями об аналогичных родовых знаках других народов – зырян, лопарей, вогулов и т. д.
Этнографическую схему эволюции «родовых знаков Рюриковичей», о которой Орешников упоминает в своих последующих трудах, фундировали снабженные аналогичными фигурами материальные предметы, из археологических раскопок, прежде всего перстни, подвески, а также печати-буллы[15]. В результате А. В. Орешников на основе разработанной им схемы эволюции знаков первых русских монет представил хронологию их выпуска, отличную от ранее предложенной И. И. Толстым. Она не получила поддержки ряда нумизматов, в частности Н. П. Бауэра, который полагал, что датировка Орешниковым древнейших русских монет по знакам не столь эффективна, как соотнесение их с другими монетами кладовых комплексов, в состав которых входили ранние русские монеты, анализ перечеканок и проч.[16]
Неоднозначность оценки нумизматами предложенной Орешниковым хронологии древнейших русских монет не повлияла на утвердившееся в научном мире, во многом благодаря его трудам, восприятие «загадочного знака» как родовой эмблемы Рюриковичей. В книге Н. П. Лихачева, которую А. В. Орешников смог увидеть изданной (2-й выпуск, 1930 г.), автор подчеркнул: «Мы видим, что теория родового знака совершенно упрочилась, разнообразны только толкования его происхождения»[17].
С подобным подходом к вопросу о «загадочном знаке» был согласен и барон М. А. Таубе, опубликовавший в конце 20-30-х гг. несколько работ на тему о трезубце в зарубежных изданиях[18]. Бывший профессор Санкт-Петербургского университета, а в эмиграции – сотрудник Института международного права в Гааге, М. Таубе небезосновательно считал, что разгадка «сфинкса», как называл знак И. И. Толстой, может иметь значение не только для нумизматики и археологии, но и способствовать решению общеисторических проблем, относящихся к раннему периоду существования Древнерусского государства.
Таубе выделил две проблемы, которые в начале исследования «загадочного знака» не были столь очевидными, но к концу 30-х гг. окончательно прояснились, а именно, его значение (in genere) и его изображение (in specie).
В отношении первой особых разногласий не существовало: «загадочный знак» воспринимался как родовой знак дома Рюриковичей. К этому мнению Таубе присоединился: «По вопросу о том, каково было его значение, т. е. к какой категории знаков он относится, мы можем определенно сказать, что он действительно представлял собою родовой знак осевшего в России варяжского княжеского дома, семьи “старого Игоря”»[19], возникший в простейшей форме еще в языческие времена.
Отгадки «предметного» прообраза знака не казались автору столь определенными. Он насчитал не менее 40 ученых, которые давали весьма различные толкования «предмета», и в результате выделил 6 тематических разделов, в каждый из которых включал перечень предлагаемых определений (с указанием авторства).
Приведем их в сокращенном виде.
А. Знак как символ государственной власти (трезубец, верхушка византийского скипетра, скифский скипетр, корона).
Б. Знак как церковно-христианская эмблема (трикирий, лабарум, хоругвь, голубь Святого Духа, акакия).
В. Знак как светско-воинская эмблема (якорь, наконечник «франциски», лук со стрелой, норманнский шлем, секира).
Г. Знак как геральдически-нумизматическое изображение (норманнский ворон, генуэзско-литовский «портал»).
Д. Знак как монограмма (руническая, византийская, «украинская»).
Е. Знак как геометрический орнамент (византийского происхождения, восточного типа, славянский, варяжский)[20].
Сам Таубе считал, что знак in specie не представляет собой никакого предмета реального мира, не соглашался он и с толкованием знака как монограммы. Единственно приемлемым вариантом, по его мнению, являлось определение его как условной геометрической фигуры, орнамента. «Но, – рассуждал Таубе, – если знак Владимирова дома представлял собою не более как известный узор, орнамент, то совершенно ясно, что вопрос о его происхождении сводится к отысканию той художественной среды, в которой был в ходу или мог возникнуть подобный орнамент»[21]. Автор обнаружил художественную среду в Скандинавии и нисколько не сомневался, найдя «знаку Рюриковичей» аналогии на «рунических камнях средневековой Швеции», в его шведском происхождении. Исследуя изобразительную форму «загадочного знака», Таубе обнаружил в нем присутствие лилейного «узла», имевшего магическое значение «заговора», привораживания счастья и заклинания зла. С другой стороны, автор признавал, что «знак Рюриковичей» все-таки отличается от скандинавских рун, сохраняя в принципе форму трезубца – «одной из древнейших, широко распространенных в Европе и Азии эмблем власти», а также «заветного символа… известного в обширном регионе действий древних скандинавских викингов».
В результате М. А. Таубе предложил трактовать «загадочную фигуру», широко распространенную в древнерусском быту, как стилизованное изображение морского трезубца – древнейшую эмблему власти, оформленную «в привычных для пришедших в Россию варягов формах рунического орнамента», отражающего магические представления скандинавов[22]. По мнению Таубе, изначальная характеристика знака не осталась неизменной. Из символа власти и собственности князя он быстро превратился в символ общественно-государственного значения, олицетворяющий единство княжеского рода, единство земли Русской, единство культурное (подразумевается выход этого знака за пределы Русского государства)[23].
Таубе закрепил уже существовавшее в историографии мнение о скандинавских корнях «загадочного знака». Наряду с подобной интерпретацией не отвергалась и идея полного заимствования всех компонентов начального русского чекана (а следовательно, и «загадочного знака») из Византии. А. В. Орешников, хотя и не акцентировал внимание на «предметности» знака, неоднократно высказывался в пользу его местного, т. е. автохтонного происхождения[24]. Ему следовали и некоторые советские историки, например О. М. Рапов[25].
Создается впечатление, что работы А. В. Орешникова о знаках Рюриковичей явились толчком к изучению их в более широком контексте. Во всяком случае, через четыре года после публикации книги Орешникова «Денежные знаки домонгольской Руси» появилась большая статья будущего академика Б. А. Рыбакова, посвященная княжеским знакам собственности[26]. Она стала настольной книгой для многих поколений археологов и историков, занимающихся изучением ранней истории Русского государства. Рыбаков привлек огромный (прежде всего археологический) материал, несущий знаки собственности русских князей, на основании которого предложил их новую классификацию. Он очертил территориальные и хронологические рамки бытования знаков, проанализировав сферу их использования.
Академик Рыбаков лишь в общих чертах высказался на интересующую нас тему, заметив, что «происхождение начертаний этих знаков до сих пор не выяснено, несмотря на большое количество предложенных решений»[27]. Вместе с тем автор отметил близость как по форме, так и по существу знаков Приднепровья и боспорских царских знаков, охарактеризовав этот феномен как «два параллельные по смыслу явления, разделенные семью столетиями». «Генетической связи, за отсутствием промежуточных элементов, наметить нельзя, – пишет далее ученый, – а семантическая налицо. И там и здесь эти знаки являются принадлежностью правящего рода, династии, и там и здесь они видоизменяются, сохраняя общую схему, и там и здесь они существуют с фонемным письмом на правах сохранившегося пережитка более ранних форм письменности…»[28].
Важным для нашего дальнейшего построения являются два предположения Б. А. Рыбакова. Первое касается находки на верхней Оке и в Приднепровье двух подвесок VI–VII вв. со знаками, близкими к позднейшим знакам Рюриковичей. Ученый назвал эти знаки тамгами, предположив, что они являлись знаками славянских (антских) вождей, однако осторожно заметил, что выводить систему знаков Х-XII вв. из этих тамг хотя и соблазнительно, но «пока неосновательно».
Второе замечание Рыбакова относится к боспорским царским знакам, также тамгообразным. Верхние части некоторых из этих знаков напоминают человека с поднятыми вверх руками или головы рогатых животных. «Может быть, – пишет ученый, – при дальнейшей разработке этой гипотезы и удастся указать прототип для этих знаков, схематизированное изображение какой-нибудь ритуальной сцены с непременным участием коней, сцены, напоминающей известные дакосарматские элементы в русском народном творчестве»[29].
Исследование знаков Рюриковичей было продолжено рядом археологов, прежде всего В. Л. Яниным[30], однако практически все они (А. В. Куза, А. А. Молчанов, Т. И. Макарова и другие) или вносили поправки в первоначальную классификацию знаков, прослеживая изменение их структуры (изучение «отпятнышей»), или досконально анализировали сферу их применения в Древней Руси, т. е. разрабатывали предложенное Б. А. Рыбаковым направление.
Не касаясь вопросов классификации знаков Рюриковичей, их трансформации, степени использования, границ распространения и применения (все эти вопросы подняты и в той или иной степени исследованы в работах археологов), вернусь к изначальному предмету данной статьи – к «загадочным знакам» на первых русских монетах. Как уже отмечалось, многочисленные «толкователи» эмблемы искали ее прообраз в Византии, у варягов, в русской истории. Однако были и такие, кто обнаруживал изначальное восточное влияние на ее становление. Среди них, в частности, был Н. П. Кондаков, издавший вместе с И. И. Толстым «Русские древности в памятниках искусства» (см. выше). Известный нумизмат А. А. Ильин также предполагал, что на чекане первых русских монет «заметно влияние Востока». По его мнению, человек, занятый в изготовлении монет, должен был иметь перед глазами сасанидские монеты, на оборотной стороне которых – «государственная эмблема в виде алтаря с горящим огнем с двумя стражами». Использование «загадочного знака» на монетах древнерусских князей – явление того же порядка, и это указывает на влияние сасанидских монет[31].
… Чрезвычайно важными для нашей проблематики являются исследования тамгообразных знаков в Хазарском каганате, ближайшем соседе приднепровских славян. На подобные знаки обратил внимание еще М. И. Артамонов, раскапывая в 30-е гг. XX в. поселения на Нижнем Дону. Он сравнил знаки, обнаруженные на саркельских кирпичах, со знаками, начертанными на камнях и кирпичах крепости Плиски – средневековой столицы дунайских болгар[60]. В начале XX в. знаки на строительном материале из Абобы-Плиски опубликовал К. В. Шкорпил[61], чьи археологические находки долгое время служили исследователям материалом для сравнения знаков Хазарского каганата[62].
Формально-типологическое исследование знаков, которое осуществлялось и осуществляется в настоящее время большинством ученых, позволяет не только отметить неоднородность знаков при всей кажущейся идентичности их начертания, но и связать эту неоднородность с разными этносами, разными территориями, разной хронологией. Подобный подход на начальной стадии изучения, когда, как правило, составляется корпус знаков, успешно применялся на протяжении полувека отечественными и зарубежными учеными, практикуется он и до сих пор[63]. Однако в последние годы предпринимаются поиски новых методик анализа, в основе которых лежит исследование комплекса знаков, обусловленного однотипностью их носителя (по назначению, по материалу, по хронологии и т. д.), что выявляет закономерности использования группы знаков той или иной формы или даже одного знака и позволяет более конкретно ставить вопрос о семантике последних[64].
Феноменальную работу в этом направлении провела В. Е. Флерова. Предприняв первоначально формально-типологическое исследование хазарских граффити, среди которых большую часть составили тамгообразные знаки[65], в дальнейшем она в значительной степени видоизменила свое исследование, используя систематизированные граффити при реконструкции религиозных представлений и мировоззрения народов, населявших Хазарию[66]. Основополагающим материалом для изучения явились амулеты, однако автор рассматривает также торевтику, граффити на костяных изделиях, на кирпичах, каменных блоках, керамике. Картина символического мышления выражена, по мнению автора, в образах и знаках, причем абсолютно вероятным для Флеровой представляется переход образа в знак, по природе конвенциональный, но не теряющий от этого символического значения.
Применительно к заявленной в данной статье теме нам интересны прежде всего знаки в виде двузубца и трезубца, «являющиеся характерным признаком знаковой системы Хазарии»[67].
Подчеркивая, что двузубцы и трезубцы имеют самое широкое распространение на различных предметах салтово-маяцкой культуры (в Хазарии) – на строительных остатках, керамике, костяных изделиях, пряжках, подвесках и т. д., Флерова не исключает, что они могли служить «в качестве тамги, особенно племенной или “должностной”, связанной с определенным статусом владельца, часто сопряженной и с его родовой принадлежностью…»[68]. Однако, не оставляя в стороне семантическую природу этих знаков, автор задается вопросом: не обусловлена ли их популярность семантической нагрузкой, например, не олицетворяют ли они верховное божество, с которым могли соотноситься?
Для подобной постановки вопроса есть основания, ибо аналогом могут служить работы болгарских ученых над знаками Первого Болгарского царства. В фундаментальном труде о древних болгарах В. Бешевлиева в раздел магических знаков занесен знак «ипсилон», распространенный в областях расселения дунайских болгар и обнаруженный практически во всех крупных центрах: в Плиске, Мадаре, Преславе и т. д. Знак наносился на стены крепостей, на черепицу, изображался на металлических изделиях, керамике, амулетах, перстнях и других вещах. Он имел апотропеичное, охранительное значение, свидетельством чего, к примеру, является вырезанный знак Y на золотом перстне, найденном в Видине (Бешевлиев отмечает, что подобные перстни имели греческую надпись: «Боже, помоги»); выступал как аналог креста, сопровождая одну из древнеболгарских надписей[69]. Конкретизируя свою мысль, профессор Бешевлиев подчеркнул, что у древних болгар знак IYI соответствует понятию неба, равнозначному понятию «Тенгри», означающему верховное божество.
Во всех последующих работах болгарских ученых, пишущих о древних болгарских знаках, о религии праболгар, в знак «ипсилон» – с сопровождающими его боковыми вертикальными чертами или без них – вкладывается божественный смысл.
… Отсылая читателя для ознакомления с системой знакового оформления верований населения Хазарского каганата к книгам В. Е. Флеровой, отмечу лишь наиболее общие положения, имеющие отношение к семантике двузубцев и трезубцев. Для искусства мелкой пластики Хазарии характерна биполярность (отражение архаических космогонических представлений о движении Солнца: днем – слева направо, ночью – справа налево), зеркальное удвоение, нашедшее воплощение в металлической пластике с парными композициями (фигуры по обе стороны оси) и в графических изображениях двузубцев и трезубцев.
В биполярности, которая выделена Флеровой как составная черта искусства Хазарии, в том числе графики, прослеживается идея противоборства двух взаимоисключающих космических принципов. Борьба богов света и огня с мраком, ритуальной скверной (битва богов и демонов) нашла отражение не только в космическом законе, восходящем к индоевропейским прототипам, но и в земных противопоставлениях: день – ночь, дождь – засуха, оазис – пустыня и т. д.[86]. Подобное понимание мироздания являлось основой верований иранцев, оно же нашло отражение и в верованиях населения Хазарии, как можно заключить из построений В. Е. Флеровой. Она отмечает, что в Первом Болгарском царстве среди изображений, начертанных на крепостных стенах, на черепице и пр., присутствуют в реалистическом или схематическом исполнении антропоморфные изображения с характерно поднятыми вверх руками. Как показано выше, их связывают с праболгарским шаманским культом. Подчеркивая, что сюжет антропоморфного божества «с предстоящими» архаичен, Флерова применительно к своему исследованию раскрывает его как образ Великой богини (с сопровождающими ее «парными полукружиями или скобами»), что в схематической интерпретации выглядит как двузубец. Автор приводит также сведения о том, что эмблемой Великой богини в контексте индоевропейских традиций мог являться и знак трезубца[87].
… Оставляя в стороне разнообразие начертаний двузубцев и трезубцев, анализ которых сделан в книге В. Е. Флеровой, подчеркну значимость ее заключения о генетическом единстве этих двух хазарских знаков. В значительной степени на данный вывод повлияла «коллекция» Хумаринского городища на Кубани (форпоста Хазарского каганата), состоящая почти сплошь из двузубцев и трезубцев, смысловая однородность которых, по мнению Флеровой, несомненна[94]. В двузубце, как считает автор, сконцентрирована символика священности верховной власти, с ним связаны мифы архаических индоевропейских верований – мифы о близнецах («близнечные мифы»), образ Великой богини. (Как отмечалось выше, в Хазарии не выделен знак, непосредственно связанный с личностью правителя, с властью, например с каганом.)
Система «бинарных оппозиций», нашедшая яркое воплощение в амулетах – овеществленных символах верований населения Хазарского каганата, отразилась и в организации власти этого государства – двойственности управления, которое осуществляли каган и бек[95]. Беку была присуща сугубо практическая деятельность (например, предводительство войском), каган же олицетворял божественную магическую силу, что было хорошо известно всем соседним народам, воевавшим с Хазарией. При виде кагана, которого специально выводили по этому случаю, они обращались в бегство[96].
В начале IX в. хазарские правители и вельможи приняли иудаизм. В Хазарии возникла религия правящего дома, что отнюдь не означало отказа от прежних верований всего населения Хазарского каганата: «… основная масса народа оставалась языческой. Причем язычество было здесь не пережиточным явлением, как в Дунайской Болгарии, у среднеазиатских кочевников, на Руси и в других странах, которые в конце I – начале II тысячелетия восприняли христианство или мусульманство, а полноправной религией народных масс»[97]. Археологические раскопки, проводящиеся в последние годы на территории бывшего Хазарского каганата, приносят все больше доказательств сохранения здесь языческих обрядов и верований и отсутствия следов влияния иудаизма на памятники материальной культуры Хазарии. Это свидетельствует не только о веротерпимости, но и о крепости религиозной системы Хазарского каганата, что явилось отражением высокого уровня общественного развития последнего, как полагают исследователи[98].
М. И. Артамонов считал крупное степное государство Хазарский каганат «почти равным по силе и могуществу Византийской империи и Арабскому халифату» – во всяком случае, в VIII–IX вв. Хазарскому каганату принадлежало ведущее место в истории южных земель Восточной Европы, и именно Хазария была первым государством, с которым вступила в контакт Русь при формировании своей государственности[99].
Речь идет о государственном образовании славянских племен, носителей волынцевской культуры (и эволюционизировавших на ее основе роменской, боршевской и окской), – одном из предшественников Древнерусского государства. Это политическое образование, расположенное в Днепровско-Донском междуречье, известное уже в первой четверти IX в., в литературе фигурирует под названием Русского каганата[100].
Несмотря на яростное неприятие концепции о Русском каганате, ее постсоветский критик не может не признать явного взаимодействия волынцевской и салтово-маяцкой, надэтничной «государственной» культуры Хазарии, приводя данные археологических исследований: «Новые исследования волынцевских памятников Левобережья Днепра показали, что эта славянская в основе культура находилась под прямым воздействием салтово-маяцкой археологической культуры Хазарского каганата»[101]. Действительно, в археологических работах последних десятилетий особо подчеркивается факт смешения культур, которые приняли участие в становлении культуры ранней Киевской Руси; подчеркивается, что, например, в Среднем Поднепровье в последней четверти I тысячелетия существовали «различные по культурной принадлежности группы памятников»[102]; особое внимание акцентируется на «тесных связях славянской и салтовской культур»[103] в VIII в. в Среднем Поднепровье и т. д.
Новые данные археологических раскопок изменили и сам принцип подхода к проблеме отношений славян и кочевников: сугубо негативная их оценка постепенно трансформируется, ученые все настоятельнее заявляют «о конструктивном начале русско-кочевнических контактов»[104].
В этом контексте рассматриваются теперь и взаимоотношения славян прежде всего с интересующими нас праболгарами и хазарами. Болгары до переселения их значительной части в VII в. на Дунай жили в Подонье, Приазовье, на Северном Кавказе совместно с хазарами и аланами, в регионе салтовской культуры. В новейших исследованиях подчеркивается, что для указанного региона характерна «смешанность этнокультурных традиций, включающих не только аланские и болгарские, но и славянские компоненты»[105]. На Дунае, как известно, тюрко-болгары превратились в славяно-болгар, в IX в. стали христианами, но не отказались и от прежних верований, которые нашли воплощение, как было показано выше, в графической символике, окрашенной «иранизмами» и «тюркизмами», принесенными из Центральной Азии и донских степей. Отзвуки этой символики – начертания на стенах Великого Преслава, Плиски, Мадары и т. д. Белокаменные крепости из подобным же способом обработанных каменных блоков с нанесенными на них аналогичными, но не всегда идентичными рисунками и знаками – характерная черта Хазарии VIII–IX вв.[106]. Одна из таких крепостей на Дону находилась всего в 25 км от славянского городища Титчихи. Целая система крепостей в 20-30-е гг. IX в. была выстроена на северо-западе Хазарии, на территории, соприкасавшейся с ареалом волынцевской культуры[107]. Трудно себе представить, чтобы подобная территориальная близость исключала взаимовлияния, в том числе культурные, религиозные и пр., причем приоритет всегда остается за более сильным партнером.

Автор: Надежда Александровна Соболева
Год: 2006
Издательство: Языки славянских культур; Знак, Москва
Серия: Studia historica
ISBN: 5-9551-0150-0
Формат: PDF, отсканированные страницы с OCR и навигацией
Cтраниц: 488
Размер: 15.1 Мб
Downloads

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.
 
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Hegel on Athena’s Owl

Um noch über das Belehren, wie die Welt sein soll, ein Wort zu sagen, so kommt dazu ohnehin die Philosophie immer zu spät. Als der Gedanke der Welt erscheint sie erst in der Zeit, nachdem die Wirklichkeit ihren Bildungsprozeß vollendet und sich fertig gemacht hat. Dies, was der Begriff lehrt, zeigt notwendig ebenso die Geschichte, daß erst in der Reife der Wirklichkeit das Ideale dem Realen gegenüber erscheint. . . Wenn die Philosophie ihr Grau in Grau malt, dann ist eine Gestalt des Lebens alt geworden, und mit Grau in Grau läßt sie sich nicht verjüngen, sondern nur erkennen; die Eule der Minerva beginnt erst mit der einbrechenden Dämmerung ihren Flug.

To come back to the learning of how the world should be, let me offer this: philosophy always comes to the question too late. As the concept of the world, she always makes her first appearance after reality has completed her educational process and thus has completed the transformational process. What the concept teaches shows just as history does that the ideal appears across from the real for the first time in maturity. . . As philosophy paints in its shades of gray-upon-gray, one form of life grows old, and the gray-upon-gray will not make it younger, it will only permit recognition; Athena’s owl takes flight only as the dusk begins to break.
Georg Wilhelm Friedrich Hegel, Grundlinien der Philosophie des Rechts, Vorrede (1821) in: Sämtliche Werke, vol. 7, p. 37 (H. Glockner ed. 1927)(S.H. transl.)

Minerva, 2nd century AD, with 18th-century resorations in white marble, gilded onyx and marble.
H.: 1,33 m.
Louvre Museum
Denon
Rez-de-chaussée
Galerie Daru
Salle B

Рим Дожи … Защищала в течение трех дней своих детей и себя дикими зверями…

Оригинал взят у natan_67 в Рим Дожи … Защищала в течение трех дней своих детей и себя дикими зверями…

Рим Дожи … Защищала в течение трех дней своих детей и себя дикими зверями, опасаясь человеческих монстров…

P.S.
О том, о чем умалчивает пресса:

В моем блоге не так много гостей и друзей, но то о чем я пишу в скобках курсивом или после перевода, это то, что я знаю или из других СМИ или от ополчения или военных. На мой город Латакия готовилось большое покушение – это был их давний план-мечта, к чему они и стремились на этой недели…
Вчера после перевода я выставил в посте об изнасилованных женщинах… А сегодня мне рассказали те солдаты, кто входил в освобожденные деревни…
Ужас, который там творился, были сценами из самой Преисподней… Все жители этих деревень, не считаясь с возрастом и полом, были сначала изнасилованы…на концы вырубленных деревьев, как на кол были посажены изнасилованные женщины, такие же тела мучеников весели по деревьям.. Тела многих жителей были разрублены… всюду хаос и застывшая кровь убиенных беззащитных жителей… Все нападавшие и учинившие геноцид, мирным жителям деревень, являлись в своем большинстве иностранцами: саудовцы, чеченцы, египтяне и др… Действиями этого нечеловеческого геноцида руководили турецкие офицеры….

Биляль Слейтин:
                                   
08.08.2013 время 01:07:58

Через три дня, полных страха и ужаса от варварского нападения “аль каиды” на сельскую местность области Латакия, Сирийская Армия в лесу нашла женщину. Она была найдена с ее тремя детьми, которые скрывались в лесу вблизи деревни Баруда  ( بارودة ) обл. Латакии. От страха перед дикостью и  жестокостью ублюдков из “аль каиды” она с детьми сумела спрятаться в лесу. Эти крысиные выродки в ее деревне  не оставили в живых ни одного ребенка, ни женщину, ни старика.

Армия обнаружила женщину, когда был очищен горный перевал, покрытый лесом. Она была в очень плохом состоянии. Все три дня она и дети ничего не ели и спали на сырой земле среди диких зверей, которые их не тронули, будто то бы звери хотели защитить ее и ее детей от жестокости и дикости вооруженных ублюдков и бандитов, так называемых “человек“.

Мать троих детей Рим Дожи (دوجي  ريم) является одной из немногих оставшихся в живых, которые смогли спастись от зверского нападения гиеноподобных недочеловеков “аль каиды” ( приношу cвои извинения животным !!) на их деревню, где эти выродки учинили коллективные массовые зверские убийства жителей деревни. Эта шайка бандитских ублюдков устроила показательные звериные доисторические пытки для мирных жителей деревни: начиная с малолетних  детей… до стариков. и женщин. Она является свидетелем многих жестоких сцен и душераздирающих кадров, которые она несет в себе и они будут унаследованы из поколения в поколение…

Саида (госпожа) Дожи со своими детьми была направлена в Национальный госпиталь в городе Латакия, где для них будут проведены необходимые исследования, и будут обеспеченывсем необходимым потому, что они нуждаются в медицинской помощи.

Стоит отметить, что деревни Хабуши (حمبوشية), Баруда (بارودة), Набата (نباتة), Балута ( بلوطة), Истарба (استربة), Обин (اوبين) были зверски исреблены “аль каидой”, состоящая из многонациональных ублюдков, где погибли несколько десятков детей, женщин и стариков… и были похищены (взяты в плен) десятки других, тем самым продлив их мучения… Это невыразимые сцены вызов всему человечеству.

http://www.dampress.net/?page=show_det&category_id=6&id=30633&lang=ar

И вот, что накануне большого мусульманского праздника Аид аль Фтор сказал лидер всего турецкого народа.
23:37 Эрдоган: Мы нация, которая черпает свою силу из правосудия и права.

http://www.asianewslb.com/

Завтра в Сирии начинается Праздник … Но сколько скорби и слез во всех сирийских семьях…

Перевод с арабского ISNA

Гарри Бардин vs Владимир Мединский


 
Сын известного российского мультипликатора, классика мировой анимации Гарри Бардина, режиссер Павел Бардин рассказал в своем Facebook о том, как его отец обращался к министру культуры Владимиру Мединскому и унизительном результате этого, а также призвал коллег никогда больше не обращаться к этому недостойному чиновнику за какой-либо помощью.

Репортаж про Гарри Бардина «Обидеть художника»: http://video.yandex.ru/users/rublev-museum/view/93/

Дело в том, что сам Гарри Бардин просил у Минкультуры пролонгации договора о господдержке, т.к. из-за продолжительной болезни он не успевал в срок закончить работу. «Он не привык врать – потому не сдал, как многие, полработы. Чиновники, в частности Тельнов, уверяли ГЯ, что вопрос решится положительно – достаточно только написать министру. Отец написал, приложил справки», – рассказал Павел Бардин.

По его словам, вначале министр долго не отвечал – вроде бы, был в отпуске, потом передумал и наложил на письмо резолюцию «разобраться и доложить». «Ведомственные кинематографисты посоветовали написать еще одно письмо – теперь-то все точно будет в порядке. Отец написал. Пауза, и новая резолюция: “на общих основаниях”», – сообщил Павел Бардин. 

В комментариях к своей записи он отметил, что теперь знаменитый аниматор должен выплатить неустойку в 200 тыс. рублей из денег, собранных сайтом planeta.ru для завершения работы над новым мультфильмом. О сборе средств было объявлено в конце мая 2013 г. Режиссер собирал деньги на третий эпизод нового мультфильма «Три мелодии».

В конце сообщения Павел Бардин обратился к деятелям искусства: «Коллеги-кинематографисты, не пишите писем, не ходите на поклон – вы не заслужили этого унижения» и призвал журналистов не оставить ситуацию без внимания.

Позже сам Гарри Бардин прокомментировал ситуацию РИА “Новости”. По словам мэтра, ранее он обратился в Министерство культуры с просьбой пролонгации сроков производства фильма по причине болезни его самого, а также одного из художников-мультипликаторов, и в Минкульте его уверили, что якобы никаких штрафных санкции к нему не применят. 

«Вчера позвонил не Мединский, не его заместитель, а позвонила девочка, которая сказала, что “в соответствии с законами, на общих основаниях взыскать штрафную санкцию”. И девочка сообщила об этом даже не мне, а моему коммерческому директору. Меня это удивило, мне казалось, что я на “общих основаниях” не очень вписываюсь, и это меня очень оскорбило», – поведал о своих мытарствах всемирно известный режиссер. 

Ранее Бардин-старший рассказывал, что его вывели из состава экспертного жюри Минкультуры, потому что он нелицеприятно высказывался о спускаемых сверху темах. «Мне не нравилось, когда спускались темы – патриотическая, православная, военно-патриотическая, но все это должно было быть применимо к отношениям белочки и зайчика. Мне это кажется идиотизмом», – откровенно признался Бардин на своей пресс-конференции в июне.

Он также жестко раскритиковал идею ввести списки рекомендованных мультфильмов, заявив, что их своим детям должны составлять родители. «Я думаю, что родители сами должны думать о том, что смотрят их дети. Сейчас родители, наевшись “Томом и Джерри”, возвращаются к своим истокам – к советской мультипликации, на которой они росли. И стараются скармливать своим детям качественный продукт советской мультипликации. Думаю, что тут все зависит от семьи. А всем этим “указюкам” сверху я не доверяю, особенно сегодня», – считает Бардин. 

См. по данной теме

«Гадкий Утёнок» Гарри Бардина: «стать самим собой независимо от времени и президента»: http://expertmus.livejournal.com/111668.html

«Мединский в разговоре с нами и Мединский, выступающий на публике, это два разных человека» (ХаБаД): http://rublev-museum.livejournal.com/388022.html

См. также потрясающий мультфильм Гарри Бардина «АДАЖИО» (2000): http://video.yandex.ru/users/rublev-museum/view/53

Эта философская притча рассказывает о серой толпе, которая не знает и не хочет знать своей истории. Нетерпимость к чужому мнению, к чужому мировоззрению, к другой национальной и культурной традиции – вот в чем, по мнению Бардина, причина возникновения конфликтов в сегодняшнем мире…

В свою очередь, директор Департамента кинематографии и модернизационных программ Минкульта Вячеслав Тельнов, комментируя скандал с «наездом» Минкульта на Гарри Бардина, отметил, что «срок временной нетрудоспособности» будто бы был учтен при расчете штрафных санкций: «в июле 2013 года Г.Я. Бардин обратился к Министру культуры Российской Федерации В. Мединскому с просьбой о продлении на пять месяцев сроков производства анимационного фильма “Три мелодии”, создаваемого при государственной финансовой поддержке. К письму прилагались копии больничных листов в общей сложности на три с половиной месяца. Срок временной нетрудоспособности Гарри Яковлевича, являющейся уважительной причиной для пролонгации сроков производства фильма, будет учтен при расчете штрафных санкций».

«Секретаршей Мединского», которая нахамила мэтру мировой анимации Гарри Бардину, является Юлия Зазулина, занимающая должность начальника отдела общественных связей Министерства культуры. До прихода на пост министра Владимира Мединского Зазулина (см. фото) была директором по развитию “Винзавода”: http://www.kommersant.ru/gallery/pic/590382

11/07/2012 (17:18) светский обозреватель Божена Рынска  (Евгения Львовна Рынская, настоящая фамилия – Курицына) опубликовала в своем блоге becky-sharpe (по имени героини романа «Ярмарка тщеславия Becky Sharp без «e» на конце, но аккаунт без «e» на конце был уже занят) историю «Как помощница министра культуры Мединского нанесла вред здоровью директору «Кинотавра», где речь идет о неприкрытом хамстве всё той же Юлии Зазулиной:

«На Кинотавре работает очень хорошая девушка – Полина Зуева. Это директор Кинотавра. Все ее знают и любят. И вот она делала мероприятие. И помощница министра культуры Юлия Зазулина исполосовала ей руку до шрамов. Фото шрамов – в ФБ Полины Зуевой. А я рада перепостить ее рассказ:
“Друзья!!! Товарищи!! Братья и Сестры!!! Сегодня со мной произошел удивительный случай. Удивительный! До шрамов на венах левой руки!
Была шрамированна я помощницей нашего нового министра культуры, Юлией Зозулиной, которую я попросила не заходить на сцену во время выступления спикеров, похлопав ее по плечу, вежливо попросив: “Девушка, не заходите на сцену во время выступления”, на что острые ногти ее левой кисти впились в мое запястье с такой силой, что остались шрамы.
Со словами “я не девушка – я помощник министра” Юлия Зазулина последовала по своим делам на сцену. Но и этим история не закончилась. Пришедшая на афтерпарти “не девушка”, направляясь к одному из учредителей мероприятия, встретив меня на пути, воскликнула: “Отошла отсюда!”. Я мило вопросила: “Зачем так агрессивно? Зачем шрамы на руках оставлять?”. И получила самый неожиданный ответ: “В следующий раз это будет твое лицо!“.
Мое лицо мне дорого. Друзья! Если такой человек представляет министра культуры и занимается его связями с общественностью, я ни нашему министру, ни нашей культуре не завидую очень!»: http://becky-sharpe.livejournal.com/1555317.html

И вот теперь помощница Мединского Юлия Зазулина «вонзила свои когти» ни много ни мало во всемирно известного режиссера …

Скандал вокруг такой же «липовой археологии» в Белгород-Днестровской крепости, как и в Музее Рублева

Оригинал взят у expertmus в Скандал вокруг такой же «липовой археологии» в Белгород-Днестровской крепости, как и в Музее Рублева

Одесса, Октябрь 26 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Скандал, возникший в связи с заливкой бетоном двух участков на территории уникального памятника средневекового крепостного зодчества XV в. – Белгород-Днестровской крепости, получил международный резонанс. Как сообщает известный исследователь крепости, кандидат исторических наук, Андрей Красножон, заливка осуществлена в рамках запланированного строительства двух «новоделов» в непосредственном окружении средневековых стен.

Инициатором работ выступило КП «Фортеця» (при согласовании работ Управлением охраны объектов культурного наследия Одесской области), в введении которого памятник находится вот уже больше года. Историком было проведено целое расследование, в ходе которого выяснилось, что стройплощадки заложены без предусмотренного законом предварительного археологического исследования участков, а «экспертное заключение» по факту якобы проведенных работ, заведующий Отделом археологии Северо-Западного Причерноморья Института археологии НАН Украины, Татьяна Самойлова, осуществила задним числом.

От редакции. Еще недавно в музейном блоге шла речь о том, что в 2012 г. псковский журналист Лев Шлосберг, которого хорошо знал Савва Ямщиков, стал накануне праздника Успения свидетелем, как прямо в центре Изборской крепости, охраняемой Законом как объект культурного наследия федерального значения, был снесен старинный флигель и заложена опалубка, точно также как и в Белгород-Днестровской крепости. В происходящем эксперты нашего Музея имени Андрея Рублева увидели знакомый почерк нынешних вандалов, которые при  полном попустительстве ответственных чиновников Минкультуры и правоохранительных органов учинили подобный «беспредел» на территории древнейшей московской обители, надругавшись над захоронениями предков! Напомним, что 5 июля 2010 г. на заповедной территории московского Спасо-Андроникова монастыря близ древнейшего в Москве Спасского собора была учинена чудовищная провокация с кощунственным вскрытием захоронений под предлогом устройства … «могилы великого иконописца прп. Андрея Рублева». К этому напрямую причастны сообщники из членов администрации Музея имени Андрея Рублева, в числе которых директор ЦМиАР Геннадий Викторович Попов и два его зама – Игорь Львович Громов и Мария Николаевна Иващук, о чем шла речь в статье «Провокация вокруг могилы прп. Андрея Рублева»: http://expertmus.livejournal.com/56533.html

Более того, прямо на месте древнего кладбища, где погребен великий Рублев, ими был незаконно построен без всякой разрешительной документации (!) … кабак «Хлебный домъ в Андрониках», являющийся частью семейного бизнеса директора Музея имени Андрея Рублева Геннадия Попова. Причем было задокументировано, что при самовольном строительство этого кабака были варварски уничтожен культурный слой и несколько погребений, в частности,  выворочено надгробие младенца Николая, почившего о Господе в 1880 г., а его прах был варварски разнесен и выброшен в коробку с надписью «останки»: http://expertmus.livejournal.com/76418.html

Подобный волюнтаризм к археологическому наследию со стороны музейной администрации в лице Г.В. Попова, И.Л. Громова и М.Н. Иващук был бы немыслим, если бы ранее с ними не вступили в преступный сговор сотрудники Института археологии РАН, в частности завсектором археологии Москвы Л.А. Беляев. По договору № 600-2000 от 25.07.2000 г., который предусматривал «архивные изыскания и общее археологическое обследование территории бывш. Андроникова монастыря» (п. 1.1) группе Л.А. Беляева было выплачено … 299689 руб. 00 коп. (двести девяносто девять тысяч шестьсот восемьдесят девять рублей 00 коп.!) без учета НДС (п. 3.1): http://expertmus.livejournal.com/9705.html

Однако никаких археологических исследований на территории Спасо-Андроникова монастыря на самом деле Л.А. Беляев не проводил, а лишь залез в старый шурф 1993 г. в алтаре Спасского собора и для видимости поставил землекопов на зачистку канавы теплотрассы у «покойницкой», даже не докопав до «материка»! И за эту «показуху» он положил себе в карман $ 10 тыс.! Зато у директора-коррупционера ЦМиАР Г.В. Попова оказались полностью развязаны руки для самовольного строительства туалета, кабака и проч. коммерческих «объектов» (см. фото ниже), а также варварского рытья могил на территории объекта культурного наследия федерального значения без всяких археологических изысканий. Более того, Геннадий Попов даже натравил вневедомственную охрану Музея имени Андрея Рублева на музейных археологов, которых не раз пытались скрутить при попытках провести археологический надзор за уничтожением культурного слоя …

Нужно также заметить, что Г.В. Попов, придя в ЦМиАР в 1994 г., категорически отказался финансировать археологические исследования музейных специалистов, в т.ч. те, за которые Музей им. Андрея Рублева уже принял на себя финансовые обязательства по Открытым листам перед Институтом археологии РАН. Фактически Г.В. Попов обрек археологическую службу ЦМиАР на вымирание и прекращение существования. Тем не менее, многие ранее начатые археологические исследования были успешно проведены на безвозмездной основе благодаря участию добровольных помощников реставраторов («Реставросъ» и др.). Благодаря этому, в Музее образовался полноценный фонд археологии и накопился ценнейший архивный материал. Правда, Г.В. Попов неоднократно предпринимал попытки избавиться от всего этого массива находок по истории Андроникова монастыря, объявив его «непрофильным» для ЦМиАР ?!

См. по данной теме статьи-

ВАРВАРЫ: Музей имени Андрея Рублева – Изборск: http://rublev-museum.livejournal.com/344291.html

Разрушение научного центра изучения древнерусской культуры: http://expertmus.livejournal.com/20957.html

Леонид Андреевич Беляев получил от Г.В. Попова 30 сребреников за клевету и воровство: http://expertmus.livejournal.com/9705.html

Леонид Андреевич Беляев и Андрей Леонидович Баталов – пособники разгрома научного коллектива ЦМиАР: http://expertmus.livejournal.com/5494.html

Очередная ЛОЖЬ протоиерея Александра Салтыкова, Г.В. Попова, С.В. Гнутовой, Л.А. Беляева: http://expertmus.livejournal.com/15340.html

Разоблачены коррупционеры в руководстве заповедника Херсонес Таврический: http://rublev-museum.livejournal.com/315773.html

Встык с главными крепостными воротами Белгород-Днестровской крепости, выстроенными в 1476 г., планируется соорудить … общественный туалет. На примыкающей территории, на фоне исторических фасадов башен, в охранной зоне памятника археологии, залита вторая бетонная площадка – якобы, под информационный павильон. И снова без всяких предварительных археологических изысканий. По статусу, этот уникальный памятник средневекового зодчества, является коммунальным предприятием областного подчинения, что вызывает неоднозначную оценку общественности и ученых.

Уверенность в том, что это недоразумение будет в скором времени исправлено, выражает в своем письме президенту Украины, доктор архитектуры, глава ICOMOS Moldova, Серджиус Чиокану: «Начатые на территории крепости строительные работы создают угрозу ее целостности и сохранности. Согласно международным нормам по охране культурно-исторического наследия, размещение в комплексе древнего архитектурного ансамбля современного здания нанесет ущерб его облику и аутентичности. Крепость, как объект научных исследований, как один из лучших образцов средневекового военного зодчества на восточноевропейском пространстве принадлежит не только коммунальному предприятию «Фортеця» и Управлению охраны объектов культурного наследия Одесской области. Это всеобщее мировое научное и культурное наследие, во всестороннем исследовании и бережном отношении к которому, заинтересовано мировое ученое сообщество».

Недвусмысленную позицию в отношении варварской застройки памятника средневекового зодчества заняла Вице-президент Академии наук Республики Молдова, автор первой фундаментальной монографии по истории Белгородской крепости, Марьяна Шлапак: «В 2011 г. на территории крепости было создано КП «Фортеця». Из украинской прессы я узнала, что средства от билетов не больше не будут поступать в городскую казну, а пойдут на восстановление памятника, на поддержание его в должном виде, на раскопки и организацию научных форумов. Все это вносило уверенность в то, что положение дел в крепости, наконец, изменится к лучшему… Однако через год, в 2012 г., я посетила крепость вновь и, к своему ужасу, обнаружила ее в плачевном состоянии. Памятник фортификации превратился в площадку для незаконного строительства. Вероятно, сотрудники КП «Фортеця», получив крепость в свои руки, позабыли о всех международных правилах защиты культурного наследия. К сожалению, сегодня начальник управления охраны культурного наследия Одесской области, Наталья Штербуль, в интервью средствам массовой информации оправдывает все акты вандализма в отношении крепости, доказывая их законность. Но почему в 21-м веке интересы некоторых групп приводят к варварскому разрушению уникального памятника архитектуры? Крепость Белгорода в опасности и она заслуживает более достойной участи» (Спасите Четатя-Албэ! // Literatura şi arta. № 43. 25 октября 2012 г.).

На территории двух указанных строительных площадок никаких предварительных археологических работ Татьяной Самойловой сделано не было. Это подтверждается как материалами натурных наблюдений за ходом строительных работ, выполненными сотрудниками мэрии Белгород-Днестровского и исследователями крепости, а также предоставленными КП «Фортеця» документами. На озвученные в прессе просьбы Андрея Красножона обнародовать эти материалы, Самойлова отреагировала весьма непрофессионально: «Что касается требования Красножона опубликовать в прессе результаты моих работ – для того, чтобы снять с меня какие-то подозрения, – то я не собираюсь этого делать, так как слишком мало его уважаю как специалиста и человека».

Скорее всего, за этой фразой скрывается банальное отсутствие полевой документации по фактам якобы проведенных исследовательницей археологических экспертиз под скандальные стройки. Данные события лишний раз доказывают необходимость создания на территории крепости историко-архитектурного заповедника Национального значения. Такая структура позволит вывести уникальный памятник на другой уровень отношения к нему, как со стороны государства, так и научного сообщества.

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

1/14 августа – праздник происхождения Честных Древ Креста Господня и Всемилостивого Спаса

Тропарь Кресту Господню, глас 1:

Спаси, Господи, люди Твоя, / и благослови достояние Твое, / победы православным христианом / на сопротивныя даруя, / и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

Кондак Кресту Господня, глас 4

Вознесыйся на Крест волею,/ тезоименитому Твоему новому жительству/ щедроты Твоя даруй, Христе Боже,/ возвесели нас силою Твоею,/ победы дая нам на супостаты,/ пособие имущим Твое оружие мира// непобедимую победу.

Тропарь Всемилостивому Спасу, глас 8:

С вышних призирая, убогия приемля, / посети нас озлобленныя грехи, Владыко Всемилостиве: // молитвами Богородицы даруй душам нашим велию милость.

Кондак Всемилостивому Спасу, глас 4:

Всякия скверны, всемилостивый Спасе, аз бых делатель,/ и во отчаяния ров падся,/ но стеню от сердца, и вопию к Тебе, Слове,/ ускори, Щедрый, и потщися на помощь нашу,// яко Милостив

Тропарь Крещению Руси, глас 8:

Благословен еси, Христе Боже наш, / Землю Российскую Крещением просветивый, / людем ея низпослав Духа Святаго, / ихже и ко спасению приведый, // Человеколюбче, слава Тебе.

Первый Спас (Спасовки, Спасов день, Происхожденьев день, Маковеи /Маккавеи/, Медовый, Пчелиный, Мокрый, Водный, «Спас на водах», Калинник (сибирск.), Соломониды-бабушки /сибирск./) – народное название праздника Русской Православной Церкви, который широко отмечается 1/14 августа. Праздник Происхождения (изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня был установлен в IX в., основанием для него стал обычай ежегодного выноса части Древа Животворящего Креста, хранившегося в Константинополе в домовой церкви Богоматери Фаросской во дворце византийских императоров, к источнику Спаса, расположенному за городской стеной Константинополя, и далее в храм Святой Софии: «по причине болезней, весьма часто бывавших в августе, издревле утвердился в Константинополе обычай износить Честное Древо Креста на дороги и улицы для освящения мест и в отвращение болезней. Накануне, износя его из царской сокровищницы, полагали на святой трапезе Великой церкви. С настоящего дня и далее до Успения Пресвятой Богородицы, творя литии по всему городу, предлагали его потом народу для поклонения. Это и есть происхождение Честного Креста» (Греческий часослов 1897 г.). До праздника Успения Богородицы святыню носили по городу с крестным ходом «для освящения мест и для отвращения болезней». Отсюда и произошло наименование праздника – «происхождение» (вместо «вынесение», «исхождение») Честных Древ Креста. Указание на этот праздник содержится в Уставе Великой церкви, а сам чин его был подробно описан византийским Императором Константином Багрянородным.

1 августа в Русской Православной Церкви вместе с празднованием Происхождения (изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня совершается также празднество Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице в воспоминание победы, одержанной великим князем Андреем Боголюбским над волжскими булгарами в 1164 г.: «Месяца августа в 1 день празднуем всемилостивому спасу и пречистей его матере»; начало: «Ведети нам есть, братие, о сем възлюбленая еже пантократы день милости божиа празднуемь, благочестивому и благоверному нашему царю князю Андрею уставлеши се праздновати» (Сказание о победе над волжскими болгарами 1164 г. и празднике 1 августа).

Согласно Сказанию, победа в день 1 августа сопутствует не только воинам Государя Андрея Юрьевича Боголюбского, но и византийскому Императору Мануилу Комнину в походе против сарацын, причем владимирский князь и византийский император показаны равными в славе и достоинстве. Явлению «божественного луча огнена» великому князю Андрею Боголюбскому и его полку в сцене битвы 1164 г. с волжскими болгарами прямую параллель составляет видение лабарума – «божественной победы» – св. равноап. Императору Константину Великому перед битвой при Сакса Рубра. Текст благодарственного моления Андрея за победу в походе почти дословно повторяет этикетное моление св. равноап. Царя Владимира Святого в «Повести временных лет» под 996 г. В отличие от «Слова великого князя Андрея Боголюбского о милости божией» Сказание о победе над волжскими болгарами 1164 г. и празднике 1 августа приписывает учреждение нового церковно-государственного праздника Владимирской Руси ок. 1168 г. не только лично великому князю Андрею Боголюбскому, но и византийским иерархам – императору Мануилу Комнину (1143–1180), патриарху Луке Хрисовергу (1156–1169), а также грекам – киевскому митрополиту Константину (упом. 1167, 1169) и ростовскому епископу Нестору (упом. 1149, 1157): http://www.expertmus.com/2012/06/23-5-2305-1173-1167.html

Оригинал взят у expertmus в 1/14 августа – праздник происхождения Честных Древ Креста Господня и Всемилостивого Спаса  

В Русской Церкви это празднество соединилось с воспоминанием Крещения Руси 1 августа 988 года. Известие о дне Крещения Руси сохранилось в хронографах ХVI в.: «Крестися князь великий Владимир Киевский и вся Русь августа 1» (Гим. Син. 323. Л. 365; Литовские епархиальные ведомости. 1872. № 12. С. 455; Настольная книга священнослужителя. Т. 3. М., 1979. С. 664).

Напомним, что, по мнению ведущих экспертов нашего Музея имени Андрея Рублева, местночтимой иконой Спасо-Андроникова монастыря, которую по преданию привез в 1356 г. из Константинополя свт. Алексий, являлся образ «Спаса оплечного», что позволяет определить первоначальное посвящение древнейшего в Москве Спасского собора Всемилостивому Спасу (празднество – 1 августа): http://expertmus.livejournal.com/18619.html

См. также по теме

Год без Саввы – хуже стало: http://www.expertmus.com/2012/03/blog-post_7345.html

В России праздник происхождения (изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня и Всемилостивого Спаса устанавливается в XIV в связи под влиянием иерусалимского Устава, вытеснившего в церковном богослужении прежний Студийский Устав. Изображение этого сюжета в произведениях русских иконописцев появляется не ранее XV в., но не получает в это время большого распространения.

Не исключено, что непосредственное сложение иконографии «Происхождения Древ» было связано с именем знаменитого русского иконописца Дионисия, – известно, что в 1480 гг. им была расписана церковь Спаса в Чигасах, находившаяся напротив Кремля, за Яузой и погибшая при пожаре 1547 г. Посвящение церкви в Чигасах Всемилостивому Спасу прямо указывает на праздник 1 августа, а исполненная Дионисием храмовая икона могла послужить образцом для более поздних произведений: http://expertmus.livejournal.com/85462.html

В XVII столетии праздник Происхождения Креста (Медовый Спас) завоевал в России большую популярность и стал близок к «Богоявлению»: на Москве-реке сооружалась Иордань, после освящения воды патриарх и Царь погружались в воду, устраивались крестные ходы и водосвятия в реках, прудах, источниках, которые сопровождалось массовым купанием. В искусстве XVII в. наблюдается широкое распространение данного сюжета и дальнейшая эволюция его иконографии. Иконописцы стали изображать многолюдную процессию, в центр композиции помещать источник в виде четырехконечного креста, и в выходящем из него вертикально потоке показывать массовое омовение страждущих. Возможно, что эти иконографические новации отражали сложившийся к этому времени реальный российский церковный обиход.


Происхождение честных древ Креста Господня.
Двухсторонняя выносная икона.
Русский Север.
XVII в. 

Примером новой иконографии служит двусторонняя икона «Богоявление –Происхождение Честных Древ Животворящего Креста Господня» (середина XVII в., Русский Север) из основного собрания нашего Музея имени Андрея Рублева. В композиции иконы соединены изображения двух праздников, отмечаемых 1 (14) августа: Происхождение Честных Древ Креста и Всемилостивого Спаса. В надписи на иконе упомянуты оба праздника и подробно перечислены все главные участники событий, однако среди лиц процессии византийского императора нет, в верхнем ряду слева представлен только князь Андрей Боголюбский («Благочестивый ц(а)рь // Андрей») со свитой и справа его супруга («Ц(а)р(и)ца»). Композиция в верхней части иконы служит одновременно изображением церемонии выноса Креста, в которой участвуют диаконы, несущие его и образы Христа и Богоматери, и прославления Всемилостивого Спаса, изображенного в центре внутри мандорлы, двуперстно благословляющим обеими руками. Спаситель, вознесенный над источником, благословляет воды, а Крест и иконы Христа и Богоматери напоминают об участии этих святынь в походах и византийских императоров, и великого князя Андрея Боголюбского, который, так же, как и греческие правители, брал с собой в поход образ Спасителя, Крест и чудотворную икону «Богоматерь Владимирская». Таким образом, эти изображения напоминают о главном смысле праздника, который первоначально назывался «Вседержителевый день Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в оньжи милости Божия празднуем, и Пречистой Его Матери и честнаго Креста происхождение». В нижней части находятся сцены водосвятия и омовения в источнике.

Соединение сюжетов «Богоявления» и «Происхождения Креста» отражало смысловое и обиходное их совмещение в церковной и народной жизни в XVII в. и нередко встречалось в провинциальных и северных памятниках на выносных иконах. Представленная икона, вероятно, являлась выносным образом и участвовала в процессиях. 


Происхождение честных древ Креста Господня.
XVII в.
93,3 х 60, 93,3 x 68,2.
Россия.
Церковь Воскресения на Дебре в Костроме.
Реставрирована бригадой А.М. Малафеева в Костромской специальной научно-реставрационной производственной мастерской в 1979-1983 гг.

Для справки: главный иконостас церкви Воскресения на Дебре был выполнен к освящению основного престола в 1652 г. (два года спустя после освящения придела Трех святителей). Первоначально был тябловым. В 1833-1836 гг. заменен на новый, в котором были размещены старые иконы. При этом часть икон в него не вошла. Иконография праздничных икон традиционная, ориентированная на образцы конца XVI – начала XVII в. См. также статью «Фрески церкви Воскресения на Дебре в Костроме»: http://rublev-museum.livejournal.com/400764.html

Праздник Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня с особой торжественностью отмечался в Москве, где совершался крестный ход на воду и чин водоосвящения, в которых участвовал сам Царь: «А на происхождение в день честнаго креста бывает ход, освящения ради воднаго и просвещения ради людскаго, по всем градам и весям» («Сказание действенных чинов святыя соборныя и апостольския церкви Успения» 1627 г., составленное по благословению патриарха Московского Филарета (Романова). Накануне Первого Спаса, т.е. в канун Спасова заговенья, вечером 31 июля, с Евдокимова дня на Первый Спас, государь выезжал в Симонов монастырь, где слушал вечерню, а в сам праздник стоял заутреню. Напротив Симонова монастыря, на Москве-реке устраивалась «Иордань», как в день Богоявления. Над водою сооружалась сень на четырех столбах с карнизом («с гзмызом»), которая расписывалась и увенчивалась золотым крестом. По углам «Иордани» изображались святые евангелисты, внутри нее – апостолы и другие святители. Иорданская сень украшалась цветами, листьями, птицами. Около «Иордани» устраивались два места – для Государя, в виде круглого пятиглавого храма, и для патриарха, которые расписывались, украшались резьбою и огораживались позолоченной решеткой, помост вокруг них застилался алым сукном. В назначенное время, под колокольный звон Государь выходил на воду, окруженный боярами и служилыми людьми, для торжественного освящения воды.

Действо Происхождения начиналось с погружения Животворящего Креста в воду. После прочтения молитв Государь с боярами опускался в «Иордань», возложив при этом на обычное выездное платье святые кресты с мощами – золотые, унизанные драгоценными камнями, один из которых принадлежал первому из московских митрополитов – свт. Петру, другим благословила Царя Алексея Михайловича его бабка, инокиня Марфа Ивановна. Переодевшись под «сенью» в сухое платье, Царь прикладывался к кресту и принимал патриаршее благословение. Духовенство освященной («иорданской») водою кропило войска и знамена, а желающим разливалась святая вода. Две серебряных стопы с этой водою отправлялись в царский дворец. 

После чина водоосвящения устраивались народные гулянья. В Москве сходились гулять около Симонова монастыря; в Туле собирались на Поповом болоте, за городом. В Новгороде к Первому Спасу была приурочена Спасская «праздницкая» – народное гулянье, бытовавшее до XIX – начала XX вв. и происходившее на островке, около крепостных «происхожденских» или водяных ворот, получивших данное название от того, что через эти ворота проходил в определенные дни крестный ход на реку Волхов.

Не только в городах, но и в деревнях и селах России церковью устраивалось торжественное вынесение креста, совершался крестный ход к водоемам (рекам, озерам, прудам) и источникам воды (колодцам), где происходили молебны и освящение воды. В этот день отдавали дань воде, поэтому и называли в народе Первый Спас – «Спасом на водах», Водным или Мокрым. После водосвятия принято было купаться, чтобы защититься от лихорадки и сглаза. Так, в Валдае Новгородской губернии купались прямо в рубашках. Говорили: «на Спаса в Ердани купаться – незамоленные грехи простятся». Кроме людей купали лошадей, а пастухи пригоняли с пастбищ домашнюю скотину и загоняли ее в реку, для того чтобы защитить животных от разных болезней.

Так, в Зарайском у. Рязанской губ. на луг, расположенный недалеко от ручья или реки мальчики-подростки пригоняли лошадей со всего прихода. Они выстраивали лошадей в две или три линии, оставляя проход между ними, и ожидали прихода крестного хода с хоругвями и иконами. По окончании молебна и освящения воды священник в сопровождении причетника проходил по рядам лошадей и кропили их святой водою из водосвятной чаши или кандеи, при этом не оставались без внимания и лошади крестьян и господ, приехавших на водосвятие. В некоторых местах лошадей не кропили водою, а перегоняли вплавь через реку, в которой вода предварительно освящалась. Лошадей, как и весь другой скот, обычно купали в этот день в последний раз, так как считалось, что если выкупать лошадь после этого дня, то она не переживет предстоящей зимней стужи – у нее «застынет кровь»; а на следующий день поили их через серебро, т.е. положив в воду что-нибудь серебряное, чтобы они были здоровыми и сильными. 


Спасов день на Севере.
Прянишников Илларион Михайлович.
1887.

Именовался Первый Спас и «медовым» – от обилия меда, который в этот день пчеловоды в первых вырезанных сотах носили освящать в церковь (иногда говорили: «На помин родителев»). Крестьяне считали, что с этого дня пчелы прекращают производить мед («пчела перестает носить медовую взятку»), поэтому необходимо было «заломать соты» («на Первый Спас заламывай соты»), иначе пчелы из соседних ульев заберут весь мед. Для «выламывания» первых сот на пасеке пчеловод одевался в чистую одежду, осенялся крестным знамением, выбирал самый богатый по медовому запасу улей – после чего «подрезывал» соты («на Первый Спас макай в мед ножи» – смоленск.) и, положив часть их в новую, не бывшую в употреблении деревянную посуду, относил в церковь. После обедни священник освящал мед нового урожая и только теперь его разрешалось есть. Часть освященного меда («попова доля») оставалась в церкви, затем угощался причт, нищие («На Первый Спас и нищий медку попробует!») и дети. Пробуя первый мед, ребята приговаривали:
                    «Дай, Господи, хозяину многие лета,
                    Многие лета – долгие годы!
                    А и долго ему жить – Спаса не гневить,
                    Спаса не гневить, Божьих пчел водить,
                    Божьих пчел водить, ярый воск топить –
                    Богу на свечку, хозяину на прибыль,
                    Дому на приращение,
                    Малым детушкам на утешение».


Возвратившись из церкви, пчеловоды разговлялись свежим медом, пирогами с пшенной кашей и медом, варили «медяные» квасы и угощали всех пришедших в гости, а в Древней Руси пекли на первом меду огромный хлеб-пряник из первой ржаной муки нового урожая. 

По принятому ныне в Русской Православной Церкви чину малое освящение воды 1 августа (14 августа по н.ст.) совершается до или после Литургии. По традиции вместе с освящением воды совершается освящение мёда нового урожая.

С Первым Спасом связывались проводы лета, окончание летних хороводов, начало двухнедельного Успенского поста, считающегося «осколком от Великого поста», поэтому его и почитали также как и Великий пост («Успенский пост мужика досыта кормит»; «Спасовка – лакомка, а Петровка /Петровский пост/ – голодовка»). Отмечались и различные природные явления, бывающие около дня Первого Спаса. Так, сибирские крестьяне называли Первый Спас первым Калинником и утверждали, что он «влечет за собой инеи», которые губят хлебные злаки в период созревания. «На Спаса инью не было – хлеба уйдут (дозреют)»; «Пронеси Калинника мороком либо туманом!». Говорили: «Если за неделю перед Спасом аисты станут приготовляться к отлету, то рано зима станет и будет морозная, а весна будет теплая»; «на Первый Спас отлетают ласточки и стрижи» («отлетает первый табун стрижков» (сибирск.)). Замечали, что «ласточки отлетают в три раза, в три Спаса» (1, 6 и 16 августа). Считалось, что накануне Первого Спаса ласточка в последний раз облетает деревню. А в сам Спас в некоторых губерниях после службы в церкви дети собирались на краю деревни – «просить касаток». Ребята играли в различные игры и при этом следили – не полетит ли из деревни ласточка. Увидев вылетающую птицу, они бежали следом с приговором:
                    «Ласточка – касатка!
                    А где ж твоя матка?
                    Где твои братцы,
                    Где твои детки,
                    Где ж твои сестрицы?
                    Испей Спасовой водицы!
                    Улетать – не отлетай,
                    До Спожинок доживай».
 

Совершив такой обычай, ребята верили, что ласточки не улетят из деревни до Успения Богородицы. Говорили: «ласточка весну начинает – осень накликает!»; «пришел Первый Спас, держи шубу (вар. рукавицы, кожух) про запас»; «с Первого Спаса – холодные росы»; «отцветают розы, падают холодные росы»; «с Первого Спаса и роса хороша!»; «у Первого Спаса всего в запасе: и дождь, и вёдро»; «на Первый Спас олень копыто обмочил»; «в Первый Спас – на воде – олень обмакивает лапу, во Второй Спас – на горе – обмакивает хвост (вода холодеет)». Об этом говорится в песне:
                    «Ты олень ли, мой олень,
                    Ты Алешенька!
                    Ты куда-куда бежишь?
                    Куда путь держишь?»

                    «Я бегу ли побегу
                    Ко студеной ко воде…
                    Мне копытцом ступить,
                    Ключеву воду студить!»
 
В церковной традиции день 1 августа посвящен не только празднику Спаса, но и памяти семи ветхозаветных мучеников Маккавеев (отсюда – Маккавеев день) и их матери Соломонии. В народных представлениях произошло соединение созвучного имени семи мучеников и названия растения – «мак», сбор семян которого приходился на это время. Говорили: «Маковей или Макотрус – собирают мак».

В Сибири этот день называли днем «Соломониды – ба(в)ушки». Соломонида почиталась матерями, беременными («детным» и «берёжим бабам»), а также знахарками и лекарицами, упоминавшими ее имя в наговорах от «ветрянова перелому» и когда парили в бане детей. 

В XVIII столетии интерес к этому сюжету продолжает сохраняться в памятниках северной русской иконописи, в частности в произведениях известного иконописца Ивана Иванова Богданова-Карбатовского, уроженца деревни Карбатовская Чекуевской волости Онежского уезда. Для храма Происхождения честнаго Креста Господня Почезерского погоста (Архангельской области) самим художником и мастерами его круга им были написаны два храмовых образа с данным сюжетом. На иконе «Происхождение Древ Честнаго Креста Господня» в ходе реставрационных работ 2006 г. была обнаружена авторская подпись Богданова-Карбатовского и дата написания образа – 1778 г. Особенностью почезерского образа является введение дополнительных изображений братьев Маккавеев, их матери Соломонии и учителя Елиазара, день памяти которых отмечается в тот же день (эти святые особенно почитались в этой местности). Вторая икона с тем же сюжетом была написана, вероятно, позже, в 1783 г., для новой церкви с тем же посвящением, возведенной на месте старой.
Стилистическая и иконографическая близость памятников позволяет отнести вторую икону к произведениям круга Богданова-Карбатовского. Важно отметить, что Богданов-Карбатовский нередко обращался к этому сюжету, однако такой композиции, которую он создал для почозерского храма, больше не повторял. Среди работ мастера известны еще две иконы этого сюжета, написанные для праздничного рядя иконостасов: одна из села Мондино Ошевенского района 1790-х гг. (Архангельский художественный музей), вторая из иконостаса Христорождественского собора в Каргополе. Тенденция помещения икон данного сюжета среди образов праздничного чина сохраняется и в более позднее время. К таким произведениям принадлежит икона «Происхождение честных древ Креста» рубежа XVIII – XIX вв. из иконостаса крупного провинциального храма, хранящаяся в основном собрании нашего Музея имени Андрея Рублева.


Происхождение честных древ Креста Господня.
XVIII в.
62 x 49.
Россия.
Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева.

Композиция состоит из двух частей: вверху представлено поклонение Спасу в виде Деисуса, а под ним – чудотворный источник с больными, получающими исцеление. В основу иконографии была, очевидно, положена иллюстрация 11 кондака Акафиста Пресвятой Богородицы, где обычно изображалась сцена исцелений у источника и целебного песка под стенами константинопольского монастыря Христа Милостивого (Филантропоса) в Манганах, в Константинополе. Описание этой святыни встречается у многих русских паломников, начиная с XIV века, причем один из паломников – Стефан Новгородец – сравнивает этот источник с Силоамской купелью в Иерусалиме. Что касается Деисуса, то его изображение на русских иконах соответствовало, по-видимому, традиционному русскому посвящению праздника 1 августа не только Кресту, но и Спасу и Богоматери. Этот мотив мог также иметь непосредственное историческое значение – некоторые исследователи полагают, что над Спасовым источником в Манганах была часовня с изображением Деисуса на внешней стене.

В мае 2005 г. с иконы «Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня» нашего Музея имени Андрея Рублева была сделана копия по инициативе Российского музея леса, сотрудники которого решили возродить у себя празднование 14 августа Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня, до революции считавшегося профессиональным праздником лесоводов. Такая традиция полтора века назад была положена Лисинским учебным лесничеством (ныне Лисинский учебно-опытный лесхоз Санкт-Петербургской лесотехнической академии), т.к. как славит Крест Господень, сделанный, по преданию, из сросшихся чудным образом стволов кедра ливанского, кипариса и сосны.

Коллеги из Российского музея леса также установили, что в Москве в честь Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня была освящена церковь в усадьбе Кусково, которая была построена в 1739 г. во владениях графов Шереметевых. Между тем в советское время была утеряна сама икона, необходимая для проведения крестного хода в День Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. Поэтому Российский музей леса выступил с инициативой о создании иконы для данной церкви. Образцом для изготовления списков и была выбрана икона, хранящаяся в фондах нашего Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Необходимая для оплаты труда иконописцев сумма в 60 тыс. р. была собрана из добровольных пожертвований лесоводов всей страны.  14 августа 2005 г. копия иконы была освящена в церкви Кусково.

Для справки: в 1697-1699 гг. граф Петр Шереметев ездил с дипломатической миссией в Европу, где получил аудиенцию у папы Римского, в дар от которого получил золотой крест с частицей Древа животворящего Креста Господня. В честь этой святыни и был основан храм происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. С постройки храма Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня (Спаса Всемилостивого) в 1737-1739 гг. на месте обветшавшей деревянной церкви Шереметев начал перестройку всего своего родового поместья. Колокольня была пристроена к храму в 1792 г. архитекторами А. Ф. Мироновым и Г. Е. Дикушиным. Фасады и кровля церкви были богато декорированы скульптурой, что придавало ей сходство с парковым павильоном. К сожалению, скульптура исчезла при реставрации здания в XIX в. В 1812 году французы ограбили дом и церковь. После 1917 года в храме находились подсобные помещения музея. Богослужения в храме возобновлены в 1991 г.

14 14 августа 2013 г. в церкви музея-усадьбы Кусково вновь состоялась праздничная служба о здравии и благополучии работников леса (см. фото). 

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева, 2013

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!